Волны Ложбана

From Lojban
Jump to: navigation, search

Эти волны — развитие «Уроков в Google Wave», глубоко проработанного обучающего материала по языку ложбану, созданного авторами kribacr, xalbo и другими (они соответствуют первым четырём урокам данного курса). Данный курс использует новейшие правила грамматики ложбана, не охваченные более старыми материалами, такими как обзор «Что такое ложбан?» и учебник «Ложбан для начинающих».

Если ты ещё не знаком с языком ложбаном, я рекомендую до и во время использования этой обучающей программы слушать любые записи разговорного ложбана, которые ты можешь найти (например, в группе http://vk.com/menli.bangu), чтобы звуки и слова языка стали знакомыми (так как фонетика не будет здесь объясняться подробно). Кроме того, старайся проговаривать фразы, которые ты читаешь, на ложбане, это довольно полезно и поможет улучшить твоё произношение.

Используя эту обучающую программу, лучше делать паузы между уроками (которые здесь называются волнами), чтобы усвоить то, что ты выучил. Я попытался построить эти волны-уроки в порядке раскрытия материала, чтобы исключить любые слова или понятия, которые не были объяснены в предыдущих волнах. Будучи объяснёнными один раз, они используются далее свободно в последующей части обучающей программы. Я прошу тебя не пропускать никакие непонятные фразы; если у тебя есть вопросы или ты не уверен в чём-то, не стесняйся задать вопрос ложбанскому сообществу на сайте http://vk.com/menli.bangu или на канале #lojban в Freenode IRC чате. Представители сообщества будут счастливы помочь.

В этой обучающей программе слова ложбана пишутся жирным шрифтом. Позже, при использовании их в русском тексте, они не будут особо отмечаться. Ответы на упражнения затемнены серым. Чтобы увидеть ответ на упражнение, выдели серый текст мышкой.


Contents

Волна 0 (буквы, звуки и имена)

Первое, что приходится делать при изучении незнакомого языка, это знакомиться с его звучанием и написанием, с чего мы и начнём. К счастью, звуки ложбана (фонемы) довольно простые.

Гласные

В ложбане шесть гласных букв.

  • a - произносится как "а" в русском слове "кактус".
  • e - Как "э" в слове "это".
  • i - как "и" в русском слове "диск".
  • o - как "о" в словах "кошка".
  • u - как "у" в слове "суп".
  • y - в языковой традиции называется "шва" и произносится как безударная "ы".

Последовательность двух гласных произносится как один звук (дифтонг). Несколько примеров:

  • ai - "ай"
  • au - "ау"
  • ei - "эй"
  • oi - "ой"
  • ia - "йа" или "я" в слове "яблоко"
  • ie - "йэ" или "е" в слове "ель"
  • iu - "йу" или "ю" в слове "юный"
  • ua - "уа"
  • ue' - "уэ"
  • uo - "уо"
  • ui - "уи"

Удвоенные гласные редки. В качестве примера только: ii, который произносится как "йи", и uu, произносимый как "уу".

Согласные

По большей части, согласные в ложбане соответствуют согласным в латинском или английском, но есть несколько исключений:

  • g - всегда произносится как "г"
  • c - всегда произносится как "ш" (но при этом ci произносится как "щи", а cy - как "ши")
  • j - всегда произносится как "ж" (но при этом ji произносится как "жи" с мягким "ж" как в слове "дрожжи", а jy - как "жи" в слове "жизнь")
  • x - как русское "х"

Русскому звуку "ч" в ложбане соответствует написание tc. Английскому "дж" (как в имени "Джордж" в ложбане соответствует dj).

В ложбане нет букв H, Q и W.

Специальные символы

В ложбане нет потребности в знаках пунктуации, но некоторые специальные символы (обычно используемые в качестве знаков препинания в других языках) влияют на произношение.

Один из этих символов в ложбане, апостроф, непременно используемый, на самом деле считается буквой. Апостроф разделяет две гласные, предотвращая их совместное звучание (как в случае дифтонга). Сам он произносится как "h", то есть как выдох, легче, чем при произнесении русского "х". Например, ia обычно произносится как "я", а i'a как "иhа".

Точка обозначает короткую паузу для предотвращения того, чтобы при произношении слова сливались вместе. Правила ложбана способствуют тому, что два слова сольются в одно, если второе слово начинается с гласной. Поэтому любое слово, начинающееся с гласной, нужно предварять точкой.

Запятые редки в ложбане, они используются, чтобы разделить гласные, если не подходит апостроф (который может быть помещён между ними). Никакие слова в ложбане не содержат запятых, но они иногда используются при написании не-ложбанских имён собственных, например .pi,ER. Произносится как "Пиэр", в отличие от вариантов .pier. (произносится как "Пьер"), .pi.ER. (произносится как "Пи Эр"), или .pi'ER. (произносится как "Пиhэр").

Прописные буквы обычно не используются в ложбане. Мы используем их в не-ложбанских словах (как "Пьер"), когда ударение в слове отличается от принятого в ложбане. В ложбане принято ставить ударение на предпоследний слог. Поэтому, например,слово kujmikce ("медсестра" на ложбане) следует писать kujMIKce, а не KUJmikce. Имя Juliette (Джульет) следует писать .DJUli,et. для английского произношения и .juLIET. для французского.

Алфавит

Буквы в ложбане (lerfu) очень важны, поэтому полезно будет перечислить их названия.

Согласные просты: название согласной буквы получается сочетанием самой согласной и буквы y. Так, для согласных букв ложбана b, c, d, f, g ..., их названия на ложбане пишутся by., cy., dy., fy., gy. ... (именно с точкой, как здесь написано).

Гласные могли бы называться .ay, .ey, .iy, но это было бы весьма труднопроизносимо. Вместо этого они обозначаются сочетанием гласной со словом bu, которое, в сущности, обозначает "буква". Названия гласных в ложбане: .abu, .ebu, .ibu, .obu, .ubu, ybu.

Апостроф является в ложбане буквой и называется .y'y.. Некоторые люди считают, что произношение этого названия похоже на покашливание, другие, что это похоже на произношение слова "ыгы" (выражающее согласие).

Если ты хочешь в точности записать своё имя на ложбане, и в имени присутствуют буквы H, Q или W (прим. пер.: помним о том, что язык оригинала - английский), то ты можешь использовать .y'y.bu, ky.bu и vy.bu. Таким образом, Schwarzenegger будет записано на ложбане как:

sy. cy. .y'ybu vybu. .abu ry. zy. .ebu ny. .ebu gy. gy. .ebu ry.

Выговорить это - задача того же уровня, как те, которые выполнял Терминатор.

Совет: Если имя начинается с "h", ты не можешь транслитерировать его, начиная с ', поскольку эта буква должна стоять между двумя гласными. В этом случае необходимо либо использовать другой похожий звук, такой как "x" или "f", либо ставить это слово после другого таким образом, чтобы ' находилась между двумя гласными. Так Jay Hinkelman может быть записано на ложбане .djeis.xinklmn., .djeis.finklmn. или .djei'inklmn.

Запиши теперь своё имя на ложбане (или по крайней мере что-то достаточно близкое к нему, что можно записать, используя 26 букв, которые мы рассмотрели, и апостроф).

Правильное произношение

Тебе не нужно быть очень точным в произношении на ложбане, потому что фонемы выбраны так, чтобы было трудно принять один звук за другой. Это обозначает, что вместо одного "правильного" произношения существует множество допустимых вариантов произношения. Основной принцип этого - всё хорошо до тех пор, пока звучание разных звуков не становится слишком похожим. Например, ложбанскую r можно произносить как r в русском, английском, шотландском или французском.

Если у тебя проблема с произнесением сочетаний согласных, например, ml в слове mlatu ("кошка" на ложбане), ты можешь произносить это слово как mɪlatu, где ɪ - очень короткий гласный звук, в отличие от длинного "и" в конце слова.

Имена собственные в ложбане (cmevla)

Посмотри любой фильм, где люди не знают язык друг друга. Они начинают говорить вещи вроде "я Тарзан", что является хорошей основой для начала изучения ложбана, как и любого другого языка. Итак, приступим.

mi'e robin.
Я-обладаю-именем Робин
Я Робин

mi'e (произносится как "миhэ") - означает "связано со мной", и означает "я", "мне", "меня", "мной" и так далее.

Этот Робин - счастливчик, его имя пишется на ложбане без каких либо изменений. Однако в ложбане существует несколько правил для имён собственных, в результате действия которых некоторые имена должны быть "ложбанизированы". Это может казаться странным — в конце концов, имя есть имя — но фактически в некоторой степени это присуще всем языкам. Например, русскоязычные обычно переделывают Jose в Хозе, а, скажем, Маргарита в китайском будет Magelita. Некоторые звуки просто не существуют в некоторых языках, поэтому первое, что тебе нужно сделать, - это составить своё имя только из используемых в ложбане звуков, и записать его в соответствии с правилами ложбана.

Возьмём английское имя Susan. Два "s" произносятся по разному, второе "s" на самом деле произносится как "z". Буква "a" на самом деле не звучит, а является нейтральным гласным (шва), которые мы уже упоминали. Исходя из этого, Susan будет в ложбане .suzyn..

Ты, возможно, заметил две дополнительных точки. Это необходимо, потому что, если ты не сделаешь паузу, невозможно узнать, где заканчивается предыдущее слово и начинается следующее. Например:

.elis. - Эллис

.axmet. - Ахмет

.eduard. - Эдуард

.IBraxim. или .IBra'im. - Ибрагим


Ты также можешь поставить точку между именем и фамилией (хотя это не обязательно), тогда Джим Джонс будет .djim.djonz..

Важное правило, касающееся ложбанизации имён, заключается в том, что последняя буква cmevla (имён собственных в ложбане) должна быть согласной. Опять же, это предотвращает путаницу относительно того, где кончается имя, и является ли слово именем (все другие ложбанские слова заканчиваются на гласную). Мы обычно используем для этих целей "s", так в ложбане Мери станет .meris., Джо станет .djos., и так далее. Другой выход - отбросить последнюю гласную, в этом случае Мери будет .mer. или .meir..

Последний вопрос - это ударения. Как мы уже знаем, ударение в ложбанских словах ставится на предпоследний слог, и если в именах собственных ударение отличается, мы используем прописные буквы. Это значит, что английский и французский варианты имени Robert по разному будут записаны на ложбане: русским вариантом будет .robert., а французским вариантом будет .roBER..

Чтобы дать общее представление о том, как все это работает, вот некоторые имена известных людей на их собственном языке и на ложбане.

Английские. Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher) - .magryt.tatcyr. (в ложбане нет соответствия английскому th, поскольку большинство людей во мире не могут это выговорить!)

Мик Джаггер (Mick Jagger) - .mik.djagys.

Французские.

Наполеон Бонапарт (Napoleon Bonaparte) - .napole,ON.bonaPART.

Жюльет Бинош (Juliette Binoche) - .juLIET.binOC.

Китайские.

Лао-цзы - .laudz.

Мао Цзэдун (Mao Zedong) - .maudzyDYN. ("ng" на конце в ложбане по договорённости можно записывать как "n.")

Турецкие.

Mustafa Kemal (Мустафа Кемаль) - .MUStafas.keMAL.

Erkin Koray (Эркин Корай) - .erkin.korais.

Немецкие.

Friedrich Nietzsche (Фридрих Ницше) - .fridrix.nitcys.

Clara Schumann (Клара Шуман) - .klaras.cuman.

Испанские.

Isabel Allende (Исабель Альенде) .izaBEL.aiendes.

Che Guevara (Че Гевара) - .tcegevaras.

Упражнение

Что это за названия?

1. .nu,IORK.

2. .romas.

3. .xavanas.

4. .kardif.

5. .beidjin.

6. .ANkaras.

7. .ALbykerkis.

8. .vankuver.

9. .eiptaun.

10. .taibeis.

11. .bon.

12. .delis.

13. .nis.

14. .atinas.

15. .lidz.

16. .xelsinkis.

Ответ: 1. Нью Йорк: США

2. Рим: Италия

3. авана: Куба

4. Кардиф: Уэльс. По-уэльски Cardiff называется Caerdydd, что можно ложбанизировать как kairdyd..

5. Beijing: China (Бейджинг: Китай)

6. Ankara: Turkey (Анкара: Турция)

7. Альбукерке: Нью-Мехико, США (в оригинале произносится скорее как albəkerki)

8. Vancouver: Canada (Ванкувер: Канада)

9. Cape Town: South Africa (Кейптаун: Южная Африка)

10. Taipei: Taiwan (Тайбэй: Тайвань). Обрати внимание: в ложбанском слове используется "b", а не "p". Хотя фактически "b" на пиньинь произносится как "p"... но это не значит курс на сближение с китайским языком!

11. Bonn: Germany (Бон: Германия)

12. Delhi: India (Дели: Индия). На хинди для обозначения Дели используют слово Dillо, что можно записать как diliys. или dili'is..

13. Nice: France (Ницца: Франция)

14. Athens: Greece (Афины: Греция). "Athina" по гречески.

15. Leeds: England (Лидс: Англия)

16. Helsinki: Finland (Хельсинки: Финляндия)

Упражнение

Ложбанизируй следующие имена.

1. John (Джон)

2. Melissa (Мелиса)

3. Amanda (Аманда)

4. Matthew (Мэттью)

5. Michael (Майкл)

6. David Bowie (Дэвид Боуи)

7. Jane Austen (Джейн Остин)

8. William Shakespeare (Уильям Шекспир)

9. Sigourney Weaver (Сигурни Уивер)

10. Richard Nixon (Ричард Никсон)

11. Istanbul (Истанбул)

12. Madrid (Мадрид)

13. Tokyo (Токио)

14. San Salvador (Сан-Сальвадор)

Ответы: Обычно существуют альтернативные варианты написания имён. Это может быть связано с тем, что существуют разные варианты произношения, или с тем, что в ложбане отсутствует точное соответствие какому то звуку. В этих случаях приходится выбирать между двумя буквами ложбана. Это не имеет значения, пока все понимают, о ком или о чём ты говоришь.

1. .djon. (или .djan. с американским акцентом)

2. .melisys.

3. .amandys. (опять же, в зависимости от вашего акцента, вместо последней "y" может быть "a", вместо первой "a" может быть "y", посередине вместо "a" может быть "e".

4. .matius.

5. .maikyl. или .maik,l., в зависимости от того, как произносить.

6. .deivyd.bau,is. или .bo,is.

7. .djein.ostin.

8. .uiliam.cekspir.

9. sigornis.uivyr. или .sygornis.uivyr.

10. .ritcyrd.niksyn.

11. .istanBUL. с английским ударением, .IStanbul с американским, .istanbul. с турецким. Ложбанисты в основном (но не всегда) предпочитают при выборе cmevla основываться на произношении, принятом в их местности.

12. .maDRID.

13. .tokios.

14. .san.salvaDOR. (с испанским ударением)

Ложбанские слова в качестве имён

Теперь ты сумеешь ложбанизировать своё имя. Хотя, если предпочитаешь, можешь перевести своё имя на ложбан (конечно, если ты знаешь, что оно значит) или принять новое ложбанское имя. Коренные американцы вообще переводят свое имя, когда говорят по английски, отчасти потому, что у них есть значащие имена, отчасти потому, что они не ожидают, что wasichu (не-индейцы) будут в состоянии произнести слова на языках лакота, чероки или каких бы то ни было других.

Все ложбанские слова (кроме cmevla) оканчиваются на гласную. В качестве имени можно использовать как cmevla, так и другие ложбанские слова. Если имя оканчивается на гласную, а хочется использовать cmevla, то мы либо убираем эту гласную, либо добавляем любую согласную в конец.

Несколько примеров (исходное имя, значение имени, имя в виде обычного ложбанского слова, имя в виде cmevla):

Fish (Рыба) – finpe.finp.

Björn (по скандинавски - медведь) – cribe.crib.

Green (Зелёный) – crino.crin.

Mei Li (по китайски - красивый) – melbi.melb.

Ayhan (по турецки - лунный господин) – lunra nobli (= lurnobli) – .lurnoblis.

Волна 1 (bridi, jufra, sumti и местоимения)

bridi - центральный элемент ложбанского высказывания. Понятие очень близко к тому, что мы называем суждением в русском языке. bridi - это утверждение о том, что некоторые объекты-аргументы находятся в отношении друг с другом, или что у объекта-аргумента есть некоторое свойство. В этом отличие от высказывания (jufra), которое не обязательно заявляет что-либо. Таким образом, bridi может быть верной либо ложной, в то время как не про каждое высказывание можно такое сказать.

Возьмём пример (пока на русском языке, для начала).

"Моцарт был самым великим музыкантом в истории" - это bridi, поскольку происходит утверждение об истинности, в котором фигурируют Моцарт в качестве объекта и свойство - то, что он самый великий музыкант в истории. Напротив, "Ой! Мой палец!" - это не bridi, поскольку оно не выражает какого-либо отношения, и таким образом ничего не утверждается. И то и другое, тем не менее, является высказыванием.

Попытайся идентифицировать bridi среди этих русских высказываний:

  1. "Я ненавижу, когда ты делаешь это."
  2. "Бежит."
  3. "О, это выглядит восхитительно!"
  4. "М-м-м, не надо опять."
  5. "Нет, мне принадлежат три автомобиля."
  6. "Девятнадцать минут восьмого."
  7. "В эту субботу, да."

Ответ:

1, 3 и 5 - это bridi. 2 не содержит аргументов, а остальные не содержат отношения или утверждения о свойствах.

В терминах ложбана, bridi состоит из одного сказуемого (называемого на ложбане selbri) и одного или нескольких sumti. Сказуемое - это отношение или утверждение об аргументе или объекте, а sumti - аргументы, которые находятся в отношении. Отметим, что "объект" - не точный перевод термина “sumti”, так как sumti может относиться не только к физическим объектам, но и также к просто абстрактным вещам, таким как "Идея борьбы". Лучшим переводом было бы что-то вроде "аргумент, подлежащее или дополнение" для sumti. Сказуемое-selbri можно было бы назвать "глаголом", тем не менее, как мы увидим, и это не является оптимальным определением.

Теперь мы можем записать первое важное правило:

bridi = сказуемое + один или несколько sumti

Иначе говоря, bridi делает утверждение о том, что некоторые sumti делают что-то (являются чем-то), что определяется сказуемым.

Идентифицируем sumti и сказуемые в этих русских высказываниях:

"Я заеду за моими дочерьми на моей машине."

Ответ: сказуемое: "заеду". sumti: "я", "мои дочери", "моя машина"

"Он купил 5 новых рубашек у Марка всего за двести рублей!"

Ответ: сказуемое: "купил", sumti: "он", "5 новых рубашек", "Марк" и "двести рублей"

Так как эти понятия являются действительно фундаментальными для ложбана, давай возьмём и третий пример: "До сих пор EPA ничего не сделала насчёт сернистого газа."

Ответ: сказуемое: "сделали (с)" sumti: "EPA", "ничего" и "количество сернистого газа"

Теперь попробуем составить ложбанское bridi. Для этого нам понадобятся некоторые слова, которые будут выступать в роли сказуемого:

dunda x1 даёт x2 (что) x3 (кому) (без оплаты)

pelxu x1 является жёлтым

zdani x1 является домом x2 (чьим);x1 является домом x2 (кого)

Заметим, что эти слова, означающие, "давать", "жёлтый" и "дом" считаются в русском языке глаголом, прилагательным и существительным соответственно. В ложбане не нужны такие категории и такое различие. dunda можно перевести как "давать" (глагол), "даватель" (существительное), "дающий" (причастие), либо "давая" (наречие). Всё это можно выразить с помощью сказуемого, используя его на один манер.

Так же нам нужно несколько слов, которые могут выступать в роли sumti:

mi "я" или "мы" – тот или те, кто говорит.

ti "это" – близкая вещь или событие поблизости, на которое может указать говорящий.

do "ты" или "вы" – тот или те, с кем говорят.

Видишь довольно-таки странные переводы слов-сказуемых выше, особенно знаки x1, x2 и x3? Они называются местами sumti. Это места, куда можно подставить sumti, чтобы заполнить bridi. Выражение "заполнение места с помощью sumti" означает, что sumti занимает это место. Например, второе место dunda, x2, обозначает вещь, которую дают. Третье место - это объект, который получает вещь. Заметим также, что в переводе слова dunda есть винительный и дательный падеж. Эти падежи необходимы в русском языке, чтобы различить даваемый объект (мы используем винительный падеж) и получателя (мы используем дательный падеж). В ложбане получатель находится в третьем sumti-месте dunda. То есть, когда мы заполняем третье sumti-место слова dunda, то sumti, которое мы ставим - это всегда получатель, и нам не нужен эквивалент дательного падежа!

Чтобы произнести bridi, мы просто сначала произносим первую (x1) sumti, затем сказуемое, затем любую другую sumti.

Пример обычной bridi: {x1 sumti} сказуемое {x2 sumti} {x3 sumti} {x4 sumti} {x5 sumti} {и так далее}.

С порядком sumti можно играть, но пока мы будем придерживаться обычной формы. Чтобы сказать, "Я даю это тебе", достаточно сказать mi dunda ti do с тремя sumti в нужных местах.

Итак, как сказать "Это дом мой"?

Ответ: ti zdani mi (не забываем, что zdani определяется как x1 - дом x2(кого), то есть буквально ti zdani mi - "это дом меня")

Попробуем ещё немножко, чтобы уложить в голове идею структуры мест.

Как сказать "Ты даёшь это мне"?

Ответ: do dunda ti mi

А теперь переведи ti pelxu.

Ответ: "Это жёлтое."

Довольно легко, как только приноровишься к этому, не так ли ?

Несколько bridi отделяются друг от друга с помощью .i. Это ложбанский эквивалент точки в конце предложения, но он обычно идет перед bridi, а не в конце. Хотя он часто опускается перед первым bridi, как во всех этих примерах.

.i - это разделитель предложений. Он разделяет два любых высказывания (соответственно и bridi тоже).

ti zdani mi .i ti pelxu "Этот дом мой. Это жёлтое."

Перед тем, как перейти к следующему уроку, я рекомендую отдохнуть по крайней мере в течение 7 минут, чтобы информация уложилась в голове.

Волна 2 (FA и zo'e)

Большая часть сказуемых имеют от одного до пяти мест для sumti, но бывает больше. У следующего сказуемого четыре sumti-места:

vecnu (продавец) x1 продает x2 покупателю x3 за цену x4.

Если я хочу сказать "Я продаю это", то было бы излишним заполнять sumti-места x3 и x4, которые позволяют указать, кому я продаю вещь и за сколько. К счастью, этого не требуется. Можно заполнить sumti-места с помощью zo'e. zo'e показывает нам, что значение sumti не определено, потому что это не важно или понятно из контекста. zo'e ("что-то") позволяет заполнить sumti-места с помощью чего-то не указанного.

Так, "Я продаю тебе" - это mi vecnu zo'e do zo'e - "я продаю что-то тебе за какую-то сумму денег".

А как сказать: "Это дом (для кого-то)"?

Ответ: ti zdani zo'e

А если: "Кто-то дает это кому-то"?

Ответ: zo'e dunda ti zo'e

Однако заполнять три zo'e просто чтобы сказать, что вещь продаётся, было бы пустой тратой времени. Поэтому нам не нужно употреблять все zo'e в bridi. Правило таково: если мы опускаем sumti, то считается, что данное место уже заполнено с помощью zo'e. Если bridi начинается со сказуемого, то считается, что x1 опущено и его занимает zo'e.

Попробуем. Как будет на ложбане "я продаю"?

Ответ: mi vecnu

Что означает zdani mi?

Ответ: "Что-то является домом для меня" или проще "У меня есть дом".


Как ранее упоминалось, схема предложения не обязательно должна быть такой: {x1 sumti} {сказуемое} {x2 sumti} {x3 sumti} и т. д. В реальности ты можешь разместить сказуемое где угодно, но только не в начале bridi. Если ты это делаешь, то считается, что x1 выброшен и уже заполнен zo'e. Следующие три высказывания также являются bridi:


mi dunda ti do


mi ti dunda do


mi ti do dunda

Иногда это используется в поэзии. "Ты продаёшь себя" будет do do vecnu, что звучит немного красивее, чем do vecnu do. Также это используется для ясности, если сказуемое очень длинное и поэтому лучше, чтобы оно было в конце bridi.

Существует также несколько способов играться с порядком sumti внутри bridi. Самый простой способ - это использовать слова fa, fe, fi, fo и fu. Заметь, что здесь гласные - это пять гласных по порядку в ложбанском алфавите. Использование одного из этих слов показывает, что следующий sumti заполняет x1, x2, x3, x4 или x5 соответственно. А следующий sumti после данного, предполагается, займёт место с номером на единицу большим. Рассмотрим пример:


dunda fa do fe ti do - "Ты даёшь это себе" fa обозначает x1, тот кто даёт, в данном случае "ты". fe обозначает вещь которую дают, x2. Подсчет sumti продолжается после fe, что означает, что последний sumti заполняет x3, получатель.

Попробуй перевести следующие три предложения:

mi vecnu fo ti fe do

Ответ: "Я продаю тебя по этой цене"

zdani fe ti

Ответ: "У этого есть дом (fe излишне в данном предложении)"

vecnu zo'e mi ti fa do

Ответ: "Ты продаешь мне что-то за эту цену"

Волна 3 (tanru и lo)

В этой волне мы познакомимся с понятием tanru. tanru образуется, когда сказуемое мы помещаем перед другим сказуемым, изменяя его значение. tanru - это самостоятельное сказуемое, и может объединиться с другим сказуемым или tanru, формируя более сложные tanru. Таким образом, zdani vecnu - это tanru, так же как и pelxu zdani vecnu, которая состоит из tanru pelxu zdani и одного brivla-слова vecnu. Чтобы понять суть tanru, рассмотрим русское словосочетание "лимонное дерево". Если бы ты не знал, как выглядит лимонное дерево, но знал бы и о лимонах, и о деревьях, то это не помогло бы тебе определить, что означает словосочетание "лимонное дерево". Возможно, это дерево, имеющее лимонный цвет коры, или дерево, имеющее форму лимона, или дерево, кора которого по вкусу как лимон. Единственное, что ты бы знал наверняка, - это то, что это дерево, и оно каким-то образом подобно лимону.

tanru очень похоже на это описание. Нельзя сказать точно, что такое zdani vecnu, но можно сказать, что это - определенно vecnu, и что оно некоторым (любым!) образом подобно zdani. В теории независимо от того, насколько абсурдна может быть связь с zdani, это все еще можно обозначить как zdani vecnu. Однако оно должно представлять из себя vecnu в прямом смысле для того, чтобы к этому понятию применить конструкцию tanru. Мы можем перевести zdani vecnu как “продавец дома”, или еще лучше, хоть и немного странно, как “продавец "домашнего типа"”. Структура места tanru всегда такая же, как структура самого правого сказуемого. Иначе говоря, левое сказуемое изменяет значение правого сказуемого.

"Как же так?"" - можешь спросить ты. - "Что, независимо от того, насколько может быть глупой связь с левым словом в tanru, эта tanru все еще является верной? Я что, могу всех продавцов назвать zdani vecnu, а потом придумать глупое оправдание, почему я считаю их подобными zdani?"

Ну, в целом да, но тогда тебя могут не очень хорошо обозвать :-). Или, по крайней мере, могут сказать, что ты преднамеренно вводишь остальных в заблуждение. В целом, лучше использовать tanru, когда очевидно, как левое слово связано с правым.

Попробуй перевести следующее словосочетание: ti xunre zdani do

Ответ: "Это красный дом тебя (твой)" Опять-таки, мы не знаем, в каком отношении он красный. Может, он покрашен красной краской, но мы точно не знаем.

А теперь mi vecnu dunda

Ответ: что-то типа "Я продавальчески даю". Что это может значить? Без понятия. Очевидно, это не означает продажу, так как определение dunda не допускает оплаты. Возможно, это распродажа, но, возможно, имеющая какое-то отношение к продажам в каком-то виде.


Теперь сменим тему. Что, если я хочу сказать "Я продал немцу" ?

dotco x1 является немецким/отражает немецкую культуру в аспекте x2

Мы не можем сказать mi vecnu zo'e dotco, потому что это оставило бы два сказуемых в bridi, что невозможно по правилам. Я могу сказать mi dotco vecnu, но значение будет излишне неопределенным - я мог ведь продать что-нибудь в немецком стиле и т.п.

Аналогично, если я хочу сказать, что "Я дружу с американцем", что я должен сказать?

pendo x1 - друг x2 (кого)

merko x1 является американским (США)/отражает культуру США в аспекте x2

Опять, можно было бы сказать mi pendo merko, составив таким образом tanru, которая будет означать "Я - дружеский американец", но нам нужно выразить совсем другое. Что нам действительно надо - это взять сказуемое merko и преобразовать его в sumti, которое будет использовано в сказуемом pendo. Это реализуется двумя словами: lo и ku.

lo – общее слово, преобразующее сказуемое-слово в sumti-слово. Оно извлекает x1-место сказуемого и использует его в качестве sumti.

ku – слово, оканчивающее преобразование сказуемого в sumti.

Ты просто помещаешь сказуемое между этими двумя словами, и они преобразуют в sumti всё, что может стоять на x1-месте этого сказуемого.

Так, например, x1-место слова zdani - это дом или дома кого-либо. Поэтому lo zdani ku означает "дом для кого-то или дома для кого-то." Точно так же, если я говорю, что что-то - pelxu, это означает, что это жёлтое. Так lo pelxu ku относится к чему-то жёлтому.

Теперь у нас есть достаточно информации для того, чтобы сказать "Я дружу с американцем." Как мы это сделаем ?

Ответ: mi pendo lo merko ku

Есть причина, по которой ku необходим в речи. Попробуй перевести "Немец продаёт это мне."

Ответ: lo dotco ku vecnu ti mi. Если мы не поставим ku, то мы получим не bridi, а просто три sumti. Так как lo … ku не может преобразовать bridi, то ti будет поставлено вне sumti, lo-конструкция будет закрыта, и мы просто получили бы три sumti: lo dotco vecnu {ku}, ti и mi.

Нужно всегда быть осторожным с такими высказыванием как lo zdani ku pelxu. Если ku не будет поставлено, то процесс преобразования не останавливается, и мы получим одно sumti, сделанное из tanru zdani pelxu, а затем преобразованное с помощью lo.

Волна 4 (междометия)

Другое понятие, которое может показаться незнакомым носителю русского языка, - это оценочные показатели или оценки, или, грубо говоря, междометия, которые являются словами, выражающими эмоции напрямую. Идея таких точных по значению междометий изначально появилась в феминистском языке Láadan и состояла в том, что выражению истинно женских эмоций препятствовал доминирующий язык, созданный мужчинами, и если бы женщины могли выражать свои эмоции более свободно, то это дало бы им силу через освобождение языка.

В ложбане нет такой задачи, и правильнее сказать, что междометия были введены в связи с тем, что они оказываются невероятно интересными и полезными. У них у всех есть так называемая свободная грамматика, что означает, что они могут появляться почти где угодно в пределах bridi, не разрушая грамматику bridi или любые грамматические конструкции. Обратим внимание, что они не совсем точно соответствуют русскому термину междометие, поэтому подробнее рассмотрим, как они работают.

В грамматике ложбана междометие относится к предыдущему слову. Если это предыдущее слово - слово, которое начинает конструкцию (такое как .i или lo), то междометие относится ко всей конструкции. Аналогично, если междометие следует за словом, которое заканчивает конструкцию (как, например, ku), оно относится к данной завершенной конструкции.

Давай возьмём два междометия, чтобы привести несколько примеров:

.ui: междометие: простая чистая эмоция: счастье - несчастье

za'a: междометие: очевидность: я непосредственно наблюдаю.

Заметим, что в определении .ui указаны через двоеточие (:) две эмоции, счастье и несчастье. Это значит, что .ui определяется как счастье, в то время как его «отрицание» означает несчастье. «Отрицание» здесь может быть не совсем верным словом. Технически, «отрицание» .ui - это просто другая конструкция, .ui nai. Чаще всего последнее после тире определение междометия – это то, которое имеет суффикс nai – действительно является отрицанием междометия без такого суффикса. Остальные случаи достаточно редки.

nai - отрицание, добавляется к междометиям и меняет их смысл на противоположный.

Возьмём просто для тренировки ещё два сказуемых:

citka – x1 ест x2

plise – x1 - это яблоко рода/вида x2

Предложение do citka lo plise ku .ui значит «Ух ты! Ты ешь яблоко!» (специальный акцент на том, что это яблоко и именно яблоко радует говорящего, а вовсе не процесс еды и не тот факт, что это делаешь ты). В предложении do za'a citka lo plise ku говорящий непосредственно наблюдает, что это действительно «ты» ешь яблоко, а не кто-то ещё.

Если междометие находится в начале bridi, это значит, что явно или неявно это междометие относится к .i и таким образом относится ко всему bridi:

.ui za'a do dunda lo plise ku mi – «Ух ты! Я наблюдаю, что ты даёшь мне яблоко (яблоки)!»

mi vecnu .ui nai lo zdani ku «Я продаю (какое несчастье!) дом».

Попробуем то же самое ещё на нескольких примерах. Вот ещё несколько междометий:

.u'u междометие: простая чистая эмоция: вина – беспощадность - невинность.

.oi междометие: комплексная чистая эмоция: боль – самодовольство – комфорт.

.iu междометие: смешанная чистая эмоция: любовь – ненависть.

Взгляни, слово с тремя эмоциями в определении! Среднее определение становится доступным при помощи суффикса cu'i. cu'i указывает нам на среднее значение эмоции.

cu'i – серединное значение шкалы междометия: cu'i прикрепляется к междометию, меняя его смысл на промежуточное значение.

Попробуй сказать: «Я даю что-то немцу, которого я люблю»

Ответ: mi dunda fi lo dotco ku .iu или zo'e вместо fi

А сейчас: «О, я ем жёлтое яблоко.»

Ответ: .oi nai mi citka lo pelxu plise ku

Давай рассмотрим другие междометия разных типов для того, чтобы проиллюстрировать их интересные особенности:

.ei междометие: комплексная эмоция, заявление: обязательство – свобода.

Как видим, всё просто: «Я обязан отдать яблоко» - это mi dunda .ei lo plise ku, не так ли? Да, действительно! Когда ты думаешь об этом, это выглядит странно. Почему все другие междометия, которые мы видели до сих пор, выражают чувства говорящего о bridi, а это междометие на самом деле меняет значение bridi? Конечно, говоря «Я обязан отдать яблоко», мы ничего не говорим о том, действительно ли яблоко было отдано. Однако, если бы я использовал .ui, я бы на самом деле заявил, что я отдал яблоко и рад этому.

Почему же у нас два разных сценария?

Этот вопрос (равно как и вопрос о том, как междометия меняют условия, при которых bridi является правдой) является предметом небольшой дискуссии. Официально, согласно Эталонной Грамматике (и это, вероятно, останется неизменным), есть различие между «чистыми эмоциями» и «эмоциями-заявлениями». Только эмоции-заявления могут менять истинность высказывания, в то время как истинные эмоции – нет. Для того, чтобы использовать междометие эмоции-заявления, не изменив истинности bridi, мы можем просто отделить его от bridi при помощи .i.

Также существует слово для явного сохранения или изменения условий, когда bridi истинно:

da'i междометие: рассуждение: допустим – на самом деле.

Употребление da'i в bridi изменяет истинность высказывания на гипотетическую, которая в междометиях-заявлениях используется по умолчанию. Употребление da'i nai меняет истинность высказывания на нормальную, которая используется по умолчанию в чистых междометиях.

Так что же это за два способа сказать «Я отдаю яблоко» (и чувствую себя при этом обязанным сделать это)?

Ответ: mi dunda lo plise .i .ei и mi dunda da'i nai .ei lo plise

Чувство, описываемое междометием, может быть описано ещё с использованием dai. Как правило, в обычной речи междометие описывает слушателя, но это не обязательно. Кроме того, поскольку слово dai истолковывается как «эмпатия» (чувствование чужих эмоций), некоторые ложбанисты ошибочно думают, что говорящий должен разделять эмоции, описывающие других.

dai модификатор междометия: эмпатия (приписывает отношение к другому, не указано, кому).

Пример: .u'i .oi dai citka ti – «Ха ха, это было съедено! Это должно было быть больно!»

Что же могла бы значить часто используемая фраза .oi .u'i dai ?

Ответ: «Ой, так смешно!»

И ещё один тест для проверки твоих знаний: попробуй перевести «Он был расстроен, что продал дом». (Помня, что время подразумевается и его не обязательно указывать. Кроме того, «он» может быть очевиден из контекста).

Ответ: .u'u dai vecnu lo zdani ku

Наконец, интенсивность междометия может быть задана при помощи дополнительных слов. Они могут быть использованы после междометия или как междометие с суффиксом nai или cu'i. Не совсем ясно, что происходит, когда ты применяешь его к другим словам, таким, как сказуемое, в основном это понимается как усиление или ослабление сказуемого некоторым неспецифическим способом:

Изменение слова  	Интенсивность

''cai''	       		экстремальная

''sai''	        	сильная

''(нет)''	        не указана (средняя)

''ru'e''	        слабая

Какая эмоция выражается с использованием .u'i nai sai ?

.u'i: междометие: простая чистая эмоция: веселье/увеселение - скука

Ответ: сильная скука

А как бы ты выразил, что ты слегка безжалостен?

Ответ: .u'u cu'i ru'e

Волна 5 (SE)

Перед тем, как начать путешествие по территории более сложных конструкций, вам надо научиться ещё одному механизму изменения порядка sumti, связанных с selbri. Как будет показано дальше, это очень полезно для построения «описательных» sumti (sumti, начинающихся с lo).

Рассмотрим предложение Я ем подарок, которое может иметь смысл, если, например, этот подарок — яблоко. Чтобы перевести это предложение, казалось бы, надо сначала отыскать сказуемое со значением подарок. Однако, если посмотреть внимательно на определение dunda (x1 дарит x2 некому x3), становится ясно, что x2 из определения dunda это нечто передаваемое, то есть, это и есть подарок.

Чтобы выразить подобную мысль, мы не можем сказать mi citka lo dunda ku , потому что lo dunda ku будет x1 из dunda, то есть дарителем, тем, кто дарит. Но (не будем поднимать тему каннибализма) мы вовсе не хотим, чтобы нас поняли именно так. Нам нужен х2 от этого selbri.

Это один из примеров, где полезно использовать слово se. se преобразует selbri так, что x1 и x2 этого selbri меняются местами. Конструкция se + selbri сама по себе считается одним цельным selbri. Давай попробуем сделать это с простой фразой:

ti se fanva mi = mi fanva ti
Это переводится мною (= Я перевожу это).
fanva = x1 переводит x2 на язык x3 с языка x4 с результатом перевода x5

Зачастую (но не всегда) bridi с se-конструкциями переводятся в страдательном залоге, так как х1 часто является объектом, совершающем действия.

se представляет группу слов. Все они меняют x1 с каким-нибудь другим местом.

se меняет местами x1 и x2
te меняет местами x1 и x3
ve меняет местами x1 и x4
xe меняет местами x1 и x5


Заметим, что согласные s, t, v и x идут подряд в ложбанском алфавите. Довольно удобно для запоминания.

Итак, используя эти знания, что значит ti xe fanva ti?

Ответ: Это перевод этого (или fanva ti fu ti)

se и его группу, конечно же, можно сочетать в одном предложении с fa и его группой. Но результат при этом может получиться довольно запутанным, как в следующем примере:

klama = x1 путешествует/идёт по направлению к x2 из x3 путём x4 используя x5 как транспортное средство

fo lo zdani ku te klama fe do ti fa mi = mi te klama do ti lo zdani ku (и поскольку te меняет x1 на x3) = ti klama do mi lo zdani ku = Это путешествует к тебе от меня через дом.

Конечно, никто бы не стал так составлять предложения, разве что для того, чтобы запутать людей, или для того, чтобы так жестоко проверить у них знание ложбанской грамматики.

Таким образом мы подошли к тому, что теперь мы можем сказать Я ем подарок. Просто меняем места sumti dunda, чтобы получить подарок из x1, а затем добавляем к этому новому x1 lo ... ku. Итак, как мы это скажем?

Возможный ответ: mi citka lo se dunda ku

Это один из многих способов использования se и его группы.

Волна 6 (абстракции)

До сих пор мы формулировали только по одному предложению за раз. Однако для того, чтобы выразить более сложные вещи, вам часто приходится прибегать к помощи сложноподчинённых предложений. К счастью, в ложбане это намного проще, чем можно было бы ожидать. Для того, чтобы продемонстрировать это, мы можем начать с примера:

Я рад, что ты мой друг.

Здесь главное bridi — это Я рад, что Х, а подчинённое — Ты мой друг. Взглянув на определение для рад, которое переводится gleki:

gleki = x1 рад, что x2 (событие/состояние)

мы можем увидеть, что x2 должно быть либо событием, либо состоянием. Это естественно, потому что некто не может быть счастлив в связи с неким объектом самим по себе, а только в связи с неким состоянием объекта. Но увы! Только bridi может выразить состояние или событие, и только sumti может заполнить x2 нашего gleki.

Как ты уже догадался, есть решение. Слова su'u ... kei являются общей функцией преобразующей bridi в selbri, которая работает точно так же, как lo ... ku.

su'u = x1 — это абстракция от {bridi}, имеющая тип x2
kei = конец абстракции

Пример:

melbi su'u dansu kei
Красивое танцевание / Красивый танец
melbi = x1 — красивый с точки зрения x2.
dansu = x1 танцует под аккомпанемент/музыку/ритм x2.

Обычно тяжело подобрать хороший пример использования bridi как selbri. Однако поскольку su'u BRIDI kei это selbri, то можно преобразовать его в sumti, используя lo ... ku.

Теперь у нас есть все средства для того, чтобы выразить «Я счастлив, что ты мой друг». Попробуйте!

pendo = x1 является другом x2

Ответ: mi gleki lo su'u do pendo mi kei ku

Однако su'u ... kei редко используется. Люди предпочитают использовать более конкретные слова nu ... kei и du'u ... kei. Они работают так же, но значения несколько отличаются. nu ... kei указывают на то, что помещённое между ними bridi является событием или состоянием, а du'u ... kei рассматривает bridi как нечто абстрактное, и используется для выражения таких вещей, как идеи, мысли или истины. Все эти слова (за исключением kei) называются абстракторами, то есть они имеют отношение к абстракциям. Их много, но активно используются только несколько из них. su'u ... kei это общий абстрактор, работающий во всех случаях.

nu = x1 это событие (от исходного bridi)
du'u = x1 это утверждение (от исходного bridi), как выражено в предложении x2

Используем nu, чтобы сказать Я счастлив говорить с тобой.

tavla = x1 говорит x2 (кому) о x3 (тема) на языке x4.

Ответ: mi gleki lo nu tavla do kei ku (обратите внимание, что как в оригинальной фразе, так и в данном переводе не указано определённо, кто является говорящим).

К важным абстракторам также относятся: ka ... kei (абстракция свойство/аспект), si'o ... kei (абстракция концепции/идеи), ni ... kei (абстракция количества) и другие. Их значение это сложный материал, который будет обсуждаться намного позже, в 29-ой Волне. Пока вы будете обходиться без них.

Важно заметить, что некоторые абстракторы имеют несколько sumti-мест. Например, du'u, который определяется следующим образом:

du'u = абстрактор; x1 является предикатом/bridi (от исходного bridi), выраженного в предложении x2.

Другие места sumti, за исключением x1, используются редко, но lo se du'u {BRIDI} kei ku иногда используется как sumti в качестве косвенной цитаты: Я сказал, что получил в подарок собаку может быть записано как mi cusku lo se du'u mi te dunda lo gerku ku kei ku, если ты простишь мне этот странный пример.

cusku = x1 высказывает x2 аудитории x3 способом x4
gerku = x1 — это собака породы x2

Волна 7 (NOI)

Пока мы ещё не отошли от темы о сложноподчинённых bridi, рассмотрим ещё один их тип. Это так называемые придаточные предложения. Это предложения, которые добавляют описание к sumti. Так, слово который в предыдущем предложении обозначает начало придаточного предложения. В ложбане такие придаточные предложения бывают двух типов и хорошо бы научиться различать эти два типа перед тем, как научиться выражать их.

Эти два вида называются ограничивающие и неограничивающие (обстоятельственные) придаточные предложения. Хорошим примером может служить фраза:

Мой брат (который двухметрового роста) - политик.

Это может быть понято двояко. Возможно, у меня несколько братьев, и в этом случае мои слова о том, что он двухметрового роста, позволят тебе узнать, о котором из братьев я говорю. Или я могу иметь только одного брата, и в этом случае я просто даю тебе дополнительную информацию.

Как в русском языке, так и в ложбане, мы различаем эти два вида предложений – первая интерпретация носит ограничительный характер (так как она помогает разграничить возможных братьев, о которых я мог бы говорить), а вторая – обстоятельственный. Если мы говорим по-русски, то контекст и интонация голоса (или в письменном варианте – пунктуация) помогают нам различать эти случаи, но в ложбане это не так. Ложбан использует конструкции poi ... ku'o для ограничивающих и noi ... ku'o для обстоятельственных придаточных предложений.

Разберем пример на ложбане, который также может пояснить наше странное поведение с поеданием подарков из Пятой Волны:

noi = начинает обстоятельственное придаточное (может присоединяться только к sumti)
poi = начинает ограничивающее придаточное (может присоединяться только к sumti),
ku'o =  заканчивает любое придаточное из них.
mi citka lo se dunda ku poi plise ku'o
Я ем подарок, который является яблоком.

Здесь poi ... ku'o размещено сразу после lo se dunda ku, поэтому относится к подарку. Если точнее, придаточное не уточняет, что из себя представляет яблоко, но так как оно распространяется на подарок, можно смело предположить, что подарок это и есть яблоко. В конце концов, в контексте Пятой Волны это кажется разумным. А если мы хотим быть абсолютно уверены в том, что действительно подарком было яблоко, мы используем слово ke'a, которое является местоимением (sumka'i, о которых речь будет идти позже), и представляет sumti, к которому присоединено придаточное.
ke'a местоимение; относится к sumti, к которому присоединено придаточное предложение.

.ui mi citka lo se dunda ku poi ke'a plise ku'o = «Ура, я ем подарок, который является яблоком».

Вот ещё один пример, подчёркивающий разницу между ограничивающим и не ограничивающим относительным высказыванием:

lojbo «x1 отражает особенности ложбанской культуры/сообщества, являясь x2; x1 - ложбанский

mi noi lojbo ku'o fanva fo lo lojbo ku = «Я (являясь ложбанистом) перевожу с ложбана».

Здесь нет разных объектов, на которые mi мог бы сослаться; тот факт, что я ложбанец, - это просто дополнительная информация, вовсе не обязательная для того, чтобы распознать, выделить именно меня. Таким образом, noi … ku'o вполне подходит.

Как ты переведёшь это: «Я флиртую с мужчиной, который красив».

nanmu “x1 является мужчиной”

melbi “x1 - красивый для x2 в аспекте x3 относительно стандарта x4”

cinjikca “x1 флиртует с x2, демонстрируя сексуальность x3 относительно стандарта x4”

Ответ: mi cinjikca lo nanmu ku poi {ke'a} melbi ku'o

Кстати, с технической стороны, было бы полезно узнать, что lo {сказуемое} ku часто определяется как zo'e noi ke'a {сказуемое} ku'o.

Волна 8 (опускание завершителей)

.au da'i mi djica lo nu le merko poi tunba mi vau ku'o ku jimpe lo du'u mi na nelci lo nu vo'a darxi mi vau kei ku vau kei ku vau kei ku vau

«Я бы хотел, чтобы американец (который является моим братом) понял бы, что мне не нравится то, что он бьёт меня».

Вне зависимости от того, понятно ли вышеприведённое предложение (а оно и не должно быть понятно, так как содержит слова, которые мы в этих уроках ещё не рассматривали), одна вещь здесь явно выделяется: чем сложнее становится структура изученных нами ложбанских предложений, тем больше и больше предложения наполняются словами ku, kei, ku'o и другими словами, которые сами по себе не несут смысла.

Функция всех этих слов состоит в том, чтобы обозначить конец определённой грамматической конструкции, как, например, «конвертировать сказуемое в sumti» в случае с ku. В русском языке мы можем назвать такие слова «завершителями» (или «терминаторами»), в ложбане их называют famyma'o. В приведённом выше примере они выделены жирным шрифтом.

Примечание: vau в приведённом выше примере - это завершители для «конца bridi». Есть одна причина, из-за которой мы об этом слове ещё не знаем. Но скоро узнаем!

vau завершитель: завершает bridi.

Обычно в устной и письменной речи в ложбане большинство завершителей опускаются. Это существенно экономит слоги в предложениях и пространство при их записи, однако всегда следует быть осторожным, опуская завершитель. В простом примере lo merko ku klama удаление завершителя ku в итоге даст lo merko klama, которое является одним единственным sumti, полученным из tanru merko klama. Таким образом, это будет значить «американский путешественник» вместо «американец путешествует». Некорректное опускание завершителя может привести к дурацкому результату, поэтому мы об опускании завершителей еще и не знали. Правило для опускания завершителя очень простое, по крайней мере в теории: «ты можешь опустить завершитель, если и только если это не изменит грамматическую конструкцию предложения».

К примеру, большинство завершителей можно спокойно опускать в конце bridi. Исключения очевидны – это такие случаи, как завершитель для «конца цитаты» и завершитель для «конца группирования bridi». Именно поэтому vau почти никогда не используется – ведь новая bridi всегда начинается с .i , которая практически в любом случае заканчивает предыдущую bridi. Однако в одном случае оно всё-таки используется.

Так как междометия всегда применяются к предыдущему слову, добавление их сразу после завершителя применяет их ко всей конструкции, которую завершитель и завершает. Если использовать vau, затем можно использовать междометия задним числом и применять их к целой bridi:

za'a do dunda lo zdani {ku} lo prenu {ku}… vau i'e – «Я вижу, что ты предоставляешь человеку дом… Я одобряю это!»

prenu x1 личность, персона; x1 имеет индивидуальность.

Теперь, зная основные правила опускания завершителей, мы можем вернуться к первоначальному предложению и начать удалять завершители:

.au da'i mi djica lo nu le merko poi tunba mi vau ku'o ku jimpe lo du'u mi na nelci lo nu vo'a darxi mi vau kei ku vau kei ku vau kei ku vau

Мы видим, что первое vau не является грамматически необходимым, потому что следующее слово (не завершитель) - это jimpe, которое представляет из себя сказуемое. Так как в bridi может быть только одно сказуемое, vau не нужно. Так как jimpe не может присутствовать в придаточном предложении в качестве сказуемого (в предложении может быть только одно сказуемое только в одном bridi), мы можем опустить ku'o. Кроме того, jimpe не может быть вторым сказуемым внутри конструкции le merko poi{…}, так что и там оно не нужно тоже. Кроме того, все завершители в самом конце предложения также могут быть опущены, так как начинающееся новое bridi завершит все эти конструкции в любом случае.

В итоге мы имеем:

.au da'i mi djica lo nu le merko poi tunba mi jimpe lo du'u mi na nelci lo nu vo'a darxi mi

– вообще без всяких завершителей!

Более того, опускание завершителей – это хороший повод ознакомиться с cu. cu является одним из тех слов, которые могут сделать нашу жизнь в ложбане намного проще. А всё потому, что оно отделяет все предыдущие sumti от сказуемого. Можно сказать, что оно определяет следующее слово как сказуемое и завершает ровно столько служебных слов, сколько нужно, чтобы четко отделить следующее за ним сказуемое.

cu – маркер опускания: он отделяет сказуемое от предыдущих sumti, позволяя удалить предшествующий завершитель.

prami = «x1 любит x2»

lo su'u do cusku lo se du'u do prami mi vau kei ku vau kei ku se djica mi =

lo su'u do cusku lo se du'u do prami mi cu se djica mi

«Желательно, чтобы ты сказал, что любишь меня» или «Я хочу, чтобы ты сказал, что любишь меня». Примечание: cu не является завершителем, потому что оно не привязано к какой-то одной конкретной конструкции. Но оно может быть использовано для опускания других завершителей.

Одно из самых больших достоинств cu – это то, что оно легко становится понятно интуитивно. Само по себе оно ничего не значит, но оно раскрывает структуру ложбанских выражений, выявляя основные сказуемые. В исходном примере со злобным американским братом использование cu перед jimpe не меняет смысл фразы в любом случае, но может сделать её более удобной для чтения.

В паре следующих волн cu будет использоваться в случае необходимости и все завершители по возможности будут опускаться. Опущенные завершители будут заключены в фигурные скобки, как показано ниже. Попробуем перевести это!

vajni «x1 важно для x2 по причине x3»

jimpe «x1 понимает, что x2 (du'u-абстракция) это правда относительно x3»

a'o – междометие: заявление о наличии простой эмоции: надежда – отчаяние.

a'o do noi ke'a lojbo .i'e {ku'o} {ku} cu jimpe lo du'u lo famyma'o {ku} cu vajni {vau} {kei} {ku} {vau}

Что я заявляю?

Ответ: «Я надеюсь, что ты, являющийся ложбанистом (и я одобряю это), понимаешь, что famyma'o (завершители) важны».

Забавная ремарка: большинство людей, хорошо разбирающихся в опускании завершителей, делают это не задумываясь, и поэтому им часто надо напоминать о том, как важно понимание завершителей (напомним, в английском они называются буквально «терминаторы») для понимания ложбана. Таким образом, каждый вторник был определён как «День Терминатора» или famyma'o djedi в ложбанском IRC чате. В День Терминатора многие люди пытаются (и часто не в состоянии) вспомнить написание всех завершителей-famyma'o, в результате чего разговор выходит очень многословным.

Волна 9 (предлоги)

До сих пор нам было очень комфортно со сказуемыми. Однако, имеется ограниченное количество сказуемых слов в словаре, и во многих случаях имеющиеся sumti-места не пригодны для того, что мы хотим выразить. Например, я хочу сказать, что я перевожу что-то при помощи компьютера. В структуре fanva нет такого специфического места, которое бы определяло, при помощи какого инструмента я перевожу, так как такая потребность возникает редко. Но не волнуйтесь. Эта волна как раз о том, как добавить дополнительные sumti-места к сказуемому.

Основной способ добавить sumti-места – это воспользоваться конструкцией fi'o…fe'u (да, fe'u - это ещё один пример завершителя-famyma'o - но она редко бывает необходима, так что, возможно, это – первый и последний раз, когда ты её видишь).

В промежутке между этими двумя словами идёт сказуемое, и, подобно lo…ku, fi'o…fe'u извлекает из сказуемого его место x1. Однако, при помощи fi'o…fe'u, сказуемое-место преобразуется, но не в sumti, а в так называемый предлог, или точнее, sumtcita, что значит «метка sumti» с такой же структурой sumti-мест, как и у x1 от сказуемого, которая в эту sumtcita вложена. Эта sumtcita затем поглощает следующую sumti. Можно сказать, что используя sumtcita, мы импортируем sumti-места из другого сказуемого в нашу текущую bridi.

Будем дальше называть sumtcita предлогами для большей ясности.


Хотя это всё и трудно сейчас для понимания, но, возможно, чтение на примере сможет показать фактическую простоту вышесказанного:

skami “x1 это компьютер для целей x2”

pilno “x1 использует x2 как инструмент, для того, чтобы сделать x3”

mi fanva ti fi'o se pilno {fe'u} lo skami {ku}{vau} – «Я перевожу это при помощи компьютера».

x2 от pilno (которое представляет из себя x1 от se pilno) – это sumti-место для инструмента, используемого кем-то. Эта структура мест захватывается конструкцией fi'o…fe'u, добавляемой к основному сказуемому, и затем заполняется словом lo skami. Идея предлогов-sumtcita в русском языке иногда выражается следующим образом:

«Я перевожу это с помощью инструмента: компьютер».

Предлог может поглотить только одно sumti, - то, которое идёт за ним следом. Кроме того, можно использовать предложную конструкцию саму по себе, без sumti, в таком случае её нужно поставить либо перед сказуемым, либо завершить с помощью ku. В таких случаях можно считать, что в качестве sumti этого предлога просто подразумевается слово zo'e.

zukte «x1 (существо/организация) своей волей принимает меры/совершает действие x2 с целью x3»

zarci «x1 — рынок/магазин/лавка, где продают/меняют (на) x2, управляемый/с участниками x3 (кем)»

fi'o zukte {fe'u} ku lo prenu {ku} cu klama lo zarci {ku}{vau} – «По своей воле человек идёт в магазин.

Обратим внимание, что после fi'o zukte {fe'u} стоит ku. Без него предлог прицепил бы к себе lo skami {ku}, а нам этого не нужно.

Мы могли бы сказать и по-другому

fi'o zukte {fe'u} zo'e lo prenu {ku} cu klama lo zarci {ku}{vau}

lo prenu {ku} cu fi'o zukte {fe'u} klama lo zarci {ku}{vau}

Это переводится точно также.

А что же значит mi jimpe fi lo lojbo {ku} fi'o se tavla {fe'u} mi ?

Ответ: «Я понимаю кое-что о ложбане, сказанное мне».

Введение предлогов прямо перед сказуемым также автоматические завершает его, так как предлог может поглотить только sumti, но не сказуемое. Этот факт будет иметь важное значение в следующей волне, как мы потом увидим.

На самом деле, fi'o используется не очень часто, несмотря на его гибкость. Что действительно используется часто, так это BAI. BAI - это класс ложбанских слов, которые сами по себе выступают в качестве предлога. Примером может служить zu'e, которое представляет из себя BAI для слова zukte. Грамматически zu'e это то же самое, что и fi'o zukte fe'u. Таким образом, приведённый выше пример может быть сокращён до:

zu'e ku lo skami {ku} cu pilno lo lojbo {ku} {vau}. Существует около 60 BAI, и многие из них очень полезны. Кроме того, BAI также могут быть преобразованы при помощи слов группы se, а это значит, что se zu'e равно fi'o se zukte fe'u, что в результате даёт куда больше BAI.

Волна 10 (PU, FAhA, ZI, VA, ZEhA, VEhA)

Каким же, наверное, кажется странным язык ложбан для того, кто прочел девять волн и ни разу не встретил упоминания о категории времени. Это всё потому, что в отличие от многих натуральных языков (например, большинства индо-европейских) время в ложбане не обязательно указывать всегда. Говоря mi citka lo cirla {ku} можно иметь в виду «я ем сыр», или «я съел сыр», или «я всегда ем сыр», или «через мгновение я закончу есть сыр». Контекст определит, что тут имеется в виду, а во время обычной беседы времена вообще нужны редко.

Однако, если что-то необходимо, то это необходимо, и его нужно рассмотреть. Заметим, что времена в ложбане необычны ещё и тем, что они рассматривают время и пространство примерно одинаково – сказанное «я работал давно» грамматически ничем не отличается от сказанного «я работал далеко на севере».

Как и во многих других языках, система времён в ложбане, возможно, является самой трудной частью языка. Однако в отличие от многих других языков, она имеет очень чёткую осмысленную структуру. Так что не бойся, тебе не придётся потеть для того, чтобы выучить, каким образом надо модифицировать сказуемое или что-то подобное.

Напротив, в системе времён ложбана все времена представляют из себя предлоги-sumtcita, с которыми мы только что успешно ознакомились.

Ну ладно, технически времена на самом деле слегка отличаются от других предлогов, но эти различия почти незаметны, и потому их я объясню позднее. Большей частью они действуют подобно другим предлогам; их завершитель - ku.

Существует много различных видов временных предлогов, так что давайте начнём с самых понятных русскоязычному читателю.

pu - предлог: до {sumti}

ca - предлог: в то же время, как {sumti}

ba - предлог: после {sumti}

Это похоже на русскоязычное «до», «сейчас» и «после». В действительности можно поспорить с тем, что два точечных события не могут происходить строго одновременно, так что это могло бы сделать ca бесполезным. Но ca простирается немножко в прошлое и в будущее, означая таким образом «примерно сейчас». Это всё потому, что человек не воспринимает время логически безупречно, и система времён в ложбане отражает это.

Заметка: даже предлагали сделать систему времён в ложбане релятивистской. Эту идею, однако, оставили, потому что она трудна для понимания и это означало бы, что перед тем, как учить ложбан, сперва следовало бы выучить теорию относительности ;)

Итак, как сказать “Я сообщил это после того, как пришёл сюда» (указывая на бумагу) ?

Ответ: mi cusku ti ba lo nu mi klama ti {vau} {kei} {ku} {vau}

Обычно в разговоре нам не нужно указывать, какое событие относительно какого в прошлом. В предложении «я отдал компьютер» мы можем предполагать, что действие происходило относительно «сейчас», таким образом опустим sumti из предлога, потому эта sumti очевидна:

pu ku mi dunda lo skami {ku} {vau} или

mi dunda lo skami {ku} pu {ku} {vau} или, чаще

mi pu {ku} dunda lo skami {ku} {vau}.

В sumti, которая заполняет этот предлог, подразумевается слово zo'e, которое почти всегда понимается, как относящееся ко времени и месту говорящего (особенно это важно, когда речь идёт о левом и правом).

Ну, а если говорить о некоторых событиях, которые случились во время, отличное от настоящего, то иногда предполагается, что все времена относительны того события, о котором говорится в настоящее время. Для того, чтобы четко прояснить, что все времена существуют относительно настоящей позиции того, кто говорит, в любое время мы можем использовать слово nau. Есть ещё одно слово, маркер времени ki, который формирует новый стандарт. Но это мы пройдем позже.

nau обновляет временную и пространственную точку отсчёта "здесь и сейчас" у того, кто говорит.

gugde = «x1 это страна людей x2 с землей/территорией x3»

Отметим также, что mi pu {ku} klama lo merko gugde {ku} {vau} («я отправился в Америку») вовсе не означает, что я уже сейчас не путешествую по США, а всего лишь значит, что это было правдой когда-то в прошлом, - например, пять минут назад.

Как уже упоминалось, пространственные и временные категории очень похожи. Сравните предыдущие три временных категории с этими четырьмя пространственными:

zu'a предлог: слева от {sumti}

ca'u предлог: спереди от {sumti}

ri'u предлог: справа от {sumti}

bu'u предлог: в том же самом месте, что и {sumti} (пространственный эквивалент слова ca)

o'o: междометие: составная чистая эмоция: терпение - терпимость - гнев

Что же значит: .o'onai ri'u ku lo prenu {ku} cu darxi lo gerku pu {ku} {ku} {vau} ?

darxi x1 ударяет/бьёт x2(кого) при помощи иструмента x3 в место x4

Ответ: «{Гнев!} справа (от кого-то, возможно, от меня) и в прошлом (по отношению к некоторому событию) происходит событие, в котором человек ударяет собаку». Или «человек ударил собаку справа от меня!»


Если же в bridi присутствуют несколько временных предлогов, то правило таково, что их надо читать слева направо, думая, что ты в так называемом «воображаемом путешествии», где всё начинается в некоторой воображаемой точке в пространстве и времени (по умолчанию происходящей здесь и сейчас), а затем следуешь от предлога к предлогу слева направо.

Например:

mi pu {ku} ba {ku} jimpe fi lo lojbo famyma'o {ku} {vau} = «В какой-то момент в прошлом я узнаю о famyma'o».

mi ba {ku} pu {ku} jimpe fi lo lojbo famyma'o {ku} {vau} = «В какой-то момент в будущем я понял о famyma'o».

Поскольку мы не указали, на сколько времени движемся назад или вперёд, понимание может в обоих случаях произойти как в будущем, так и в прошлом относительно точки отсчёта.

Кроме того, если пространственные и временные категории перемешаны, то правило следующее: всегда указывать временную категорию перед пространственной. Нарушение же этого правила может привести в результате к синтаксической неоднозначности, которой ложбан не терпит.

Предположим, мы хотим указать, что человек ударил собаку минуту назад. Слова zi, za и zu указывают соответственно на короткую, неопределённую (предположительно, среднюю) и длинную дистанции во времени. Обратите внимание на порядок гласных - i, a и u. Этот порядок снова и снова появляется в ложбане, и, может быть, его стоит запомнить. «Короткий» же или «длинный» - это всегда зависит от контекста, относительного и субъективного. Двести лет - это очень мало времени для развития вида, но очень много для ожидания автобуса.

zi предлог: происходит на небольшом расстоянии {sumti} во времени относительно точки отсчёта

za предлог: происходит на неопределённом (среднем) расстоянии {sumti} во времени относительно точки отсчёта

zu предлог: происходит на большом расстоянии {sumti} во времени относительно точки отсчёта

Кроме того, пространственные расстояния маркируются при помощи vi, va и vu для коротких, неопределённых (средних) и длинных расстояний в пространстве соответственно.

vi предлог: происходит на небольшом расстоянии {sumti} в пространстве относительно точки отсчёта

va предлог: происходит на неопределённом (среднем) расстоянии {sumti} в пространстве относительно точки отсчёта

vu предлог: происходит на большом расстоянии {sumti} в пространстве относительно точки отсчёта

gunka “x1 работает на x2 с целью x3”

Переведите: ba {ku} za ku mi vu {ku} gunka {vau}

Ответ: «Через некоторое время в будущем я буду работать далеко от этого места».


Примечание: люди редко используют zi, za или zu без стоящих перед ними pu или ba. Это потому, что большинству людей всегда нужно указывать прошлое или будущее на их родном языке. Когда же ты думаешь об этом на ложбане, большинство времён и их направлений очевидно, а pu или ba излишни!

Порядок, в котором произносятся временные и пространственные предлоги, различен. Помните? Значения отдельных слов, рисующих воображаемое путешествие во времени, прочитывается слева направо. Таким образом, pu zu это «давным давно», тогда как zu pu это «в прошлом относительно какого-то момента времени, который был то ли в далёком прошлом, то ли в далёком будущем относительно настоящего». В первом примере pu показывает, что мы начали в прошлом, затем zu – что всё это было много времени назад. Во втором примере zu показывает, что мы начали в некоторой точке, отстоящей во времени далеко от настоящего, а затем pu – что мы движемся в обратном направлении от этой точки. Таким образом, pu zu – это всегда в прошлом, а zu pu может быть и в будущем. Тот факт, что эти временные интервалы сочетаются таким образом, является одним из основных различий между интервальными предлогами и всеми остальными предлогами. Значения других предлогов не меняются при наличии дополнительных предлогов в bridi.

Как уже подразумевалось раньше, все эти конструкции в основном относятся к bridi, как если бы они (bridi) были точечными во времени и пространстве. В действительности же большинство событий разыгрывается в течение определённого периода времени и в пространстве. В нескольких следующих абзацах мы узнаем, как задавать интервалы времени и пространства.

ze'i предлог: охватывает короткий промежуток времени {sumti}

ze'a предлог: охватывает неопределённый (средний) промежуток времени {sumti}

ze'u предлог: охватывает длительное время {sumti}

ve'i предлог: охватывает малое пространство {sumti}

ve'a предлог: охватывает неопределённое (среднее) пространство {sumti}

ve'u предлог: охватывает большое пространство {sumti}

Ну да, сразу шесть слов за один раз, я понимаю. Но если взглянуть на порядок гласных и обратить внимание на сходство начальной буквы z для временных интервалов и v для пространственных - то станет всё куда проще для запоминания.

.oi - междометие: боль - удовольствие.

Переведите: .oi dai do ve'u {ku} klama lo dotco gugde {ku} ze'u {ku} {vau}

Ответ: «М-м-м, ты проводишь так много времени, путешествуя по такой большой территории в Германию».


Хотя большинство людей не знакомы с маркерами пространственных интервалов, эти новые слова могут стать для многих настоящим лакомством. Можно, например, перевести «это большая собака» как ti ve'u {ku} gerku {vau}. Фраза «эта вещь рассобачивается на большом пространстве» делает тебя нелепым с точки зрения русскоговорящего слушателя, но она так классно звучит на ложбане (ведь разницы между существительным и глаголом нет)!

ze'u и его компания также комбинируются с другими интервалами для формирования составных интервалов. Правило для ze'u и других состоит в том, что любой интервал, предшествующий ему, означает конечную точку процесса (по отношению к точке отсчёта), а любые интервалы, идущие после маркера, как следующую конечную точку относительно первой.

Продемонстрируем это на нескольких примерах:

.o'ocu'i do citka pu {ku} ze'u {ku} ba {ku} zu {ku} {vau} – «{терпимость} ты начал есть в прошлом и ешь длительное время, которое заканчивается в некоторой точке далеко в будущем относительно того момента, когда ты начал» или, говоря проще «хм, ты ешь уже очень долго».

Можно также сравнить do ca {ku} ze'i {ku} pu {ku} klama {vau} с do pu {ku} ze'i {ku} ca {ku} klama {vau}. Первый вариант путешествия имеет одну конечную точку в настоящем и немного растягивается в прошлое, тогда как второй вариант имеет конечную точку в прошлом и распространяется от этой конечной точки только на настоящее (то есть, слегка в прошлое или слегка в будущее) от этой конечной точки (помните, настоящее - это ведь не точка, а интервал, идущий чуть в прошлое и в будущее).

jmive «x1 жив по стандарту x2»

Что же означает: .ui mi pu {ku} zi {ku} ze'u {ku} jmive {vau} ?

Ответ: «{счастье!} я живу, начиная с недавнего прошлого, и долго в направлении будущего или прошлого (в данном случае очевидно, что будущего) от этого события» или «какое счастье, что я молод и у меня вся жизнь впереди!»


А теперь давайте разберём ещё один пример, на этот раз с пространственными интервалами, чтобы подчеркнуть сходство с ними:

.u'e междометие: чудо - обыденность.

.u'e za'a {ku} bu'u {ku} ve'u {ku} ca'u {ku} zdani {vau} – Что это значит?

Ответ: {чудо} {я наблюдаю} Занимающий большое пространство здесь передо мной - это дом» или «ух ты! этот дом передо мной огромен!»


А теперь, перед тем, как мы продолжим рассматривать эту мощную систему интервалов, я рекомендую провести по крайней мере десять минут, делая что-нибудь, что не занимает ваш мозг, для того, чтобы позволить информации улечься. Спойте песню или очень медленно съешьте печенье – что угодно, чтобы ваш ум успокоился.

Волна 11 (ZAhO)

Хотя мы и не будем сейчас изучать все конструкции ложбанских временных интервалов, всё-таки существует один тип интервалов, с которым, как я думаю, нужно сейчас познакомиться. Это так называемые «контуры событий», которые представляют собой тип временных интервалов, совсем отличный от того, что мы видели ранее.

Итак, начнем:

Используя времена, с которыми мы познакомились ранее, мы можем представить себе некоторую неопределённую временную линию, а затем поместить события на эту линию по отношению к тому, что «сейчас». Так вот, с контурами событий мы рассматриваем каждое событие как процесс, который имеет определённые стадии: время до начала события; время, когда событие начинается; время, когда оно происходит; время, когда оно заканчивается, и время после того, как оно закончилось. Кроме того, контуры событий говорят нам о том, какая часть процесса случилась в течение времени, указанного при помощи других интервалов.

Для начала нам нужна пара интервалов:

pu'o - предлог: контур события: bridi пока ещё не случилась во время {sumti}

ca'o - предлог: контур события: bridi происходит во время {sumti}

ba'o - предлог: контур события: процесс bridi уже закончился во время {sumti}

Это нужно продемонстрировать на примерах.

Что значит .ui mi pu'o {ku} se zdani {vau} ?

Ответ: «Ура, я начну владеть домом!»

"Но постойте! - спросишь ты. - Почему бы нам просто не сказать .ui mi ba {ku} se zdani {vau}, да еще и не сэкономить один слог?" Да потому (помните?), что говоря о том, что у тебя будет дом в будущем, ты ничего не говоришь о том, есть ли у тебя дом сейчас. Однако используя pu'o, ты говоришь, что ты сейчас находишься в прошлом относительно того времени, когда ты обладаешь домом, и это значит, что сейчас дома у тебя нет.

Кстати, заметим, что mi ba {ku} se zdani {vau} похоже на mi pu'o {ku} se zdani {vau}, а также на ba'o и pu соответственно. Почему же они звучат как будто противоположно? Да потому, что контуры событий дают возможность взглянуть на настоящее из той точки, в которой происходит процесс. А другие интервалы рассматривают событие с точки зрения настоящего.

Зачастую контуры событий более точны, чем другие виды временных интервалов. А ещё большая ясность достигается за счёт объединения нескольких временных категорий:

.a'o mi ba{ku} zi {ku} ba'o {ku} gunka {vau} – «Я надеюсь, что вскоре закончу работу» (буквально "скоро буду закончившим работу").

В ложбане мы также оперируем понятиями «естественного начала» и «естественного конца». Термин «естественный» в этом смысле очень субъективный, и естественный конец ссылается на точку процесса, где он должен закончиться. Ты можешь сказать об опаздывающем поезде, например, что процесс его ожидания тобой выходит за пределы его прихода по расписанию. Или что недоваренная, но поданная на стол еда съедается раньше, чем она должна была бы быть при естественном ходе событий. Контуры событий, использованные в этих примерах, таковы:

za'o - предлог: контур события: bridi продолжается за пределами своего естественного конца в течение {sumti}

xa'o - предлог: контур события: bridi происходит преждевременно во время {sumti}

cidja: «x1 это пища, которая съедобна для x2»

Переведите: .oi do citka za'o lo nu do ba'o {ku} u'e citka zo'e noi cidja do {vau} {ku'o} {vau} {kei} {ku}

Ответ: «О нет, ты всё ещё продолжаешь есть, когда ты уже закончил (удивительно!) есть съедобное»

display2&junk=junk.png

Изображение выше: ZAhO-интервалы (контуры событий). Все временные интервалы над линией события означают этапы, охватывающие промежуток времени. Все временные интервалы ниже линии события означают точечные этапы.

Все эти временные интервалы описывают стадии процесса, который занимает некоторое время (как показано на графике выше, это те временные интервалы, которые выше линии). Но многие из контуров событий описывают точечные стадии процесса, такие как его начало. А ca или bu'u на самом деле продолжаются немного в прошлое и будущее от точки настоящего и не обязательно должны иметь четкие границы.

Вот два наиболее важных точечных контура событий:

co'a - предлог: контур события: bridi в своем начале во время {sumti}

co'u - предлог: контур события: bridi в своем конце во время {sumti}

Кроме того, существует точка, в которой процесс естественным образом завершается, но, возможно, ещё не закончился:

mo'u - предлог: контур события: bridi в точке своего естественного конца во время {sumti}

По большей части процессы заканчиваются естественным путём, и это как раз и делает их естественными. Поезда обычно не опаздывают, а люди обычно готовят себя к тому, чтобы есть только съедобное.

Поскольку процесс может быть прерван и возобновлён, то эти точки тоже получили свои собственные контуры событий:

de'a - предлог: контур события: bridi прерывается во время {sumti}

di'a - предлог: контур события: bridi возобновляется во время {sumti}

Так как слово jundi означает «x1 обращает внимание на x2», de'a jundi и di'a jundi это два способа сказать по-ложбански «сейчас вернусь» и «я вернулся». Можно, конечно, также обозначить в речи только само слово-контур и надеяться, что из контекста будет понятно, что ты хотел сказать.

Ну, и, наконец, можно рассматривать событие полностью, от начала до конца как одну единственную точку, используя co'i:

penmi «x1 встречает x2 в месте x3»

mi pu {ku} zi {ku} co'i {ku} penmi lo dotco prenu {ku} {vau} – «Некоторое время назад я был в точке времени, где я встретил немца».

Волна 12 (повелительное наклонение и вопросы)

Эти две длинных волны с тяжёлым синтаксисом ложбана дали нам, о чём задуматься. Тем более, что всё это сильно отличается от того, с чем мы привыкли встречаться в русском языке. Итак, теперь обратимся к тому, что немного легче: повелительное наклонение и вопросы.

Так что… сядем и сосредоточимся!

В русском языке, например, способом выражения повелительного наклонения является особая форма глагола. Например, "смотреть" - "смотри!"

В ложбане мы используем слово ko.

Грамматически оно эквивалентно do, но добавляет особый смысл, поскольку преобразует каждое заявление со словом ko в повелительное наклонение. «Сделай так, чтобы это предложение было истинным = ko!» Тчно также как в русском вместо "Ты посмотри!" мы может просто сказать "Посмотри!", в ложбане нам не нужно других слов, образованных от других sumti, кроме ko.

Как ты сообщишь кому-нибудь, чтобы он шёл далеко и надолго (используя в качестве сказуемого только klama) ?

Ответ: ko ve'u ze'u klama

(.i za'a dai a'o mi ca co'u ciska lo famyma'o .i ko jimpe vau .ui) – это ты переведёшь сам, зная значение слова ciska.

ciska - x1 пишет/записывает x2 на средство хранения/считывания информации x3 с помощью пишущего инструмента x4

Что же касается вопросов в ложбане, то они очень легки для изучения и бывают двух видов: заполнение пустого sumti-места и вопросы по типу «да/нет».

Давайте начнём с вопросов «да/нет» - они довольно легко осваиваются, потому как включают в себя только одно слово - xu.

Слово xu работает как междометие в том смысле, что может занимать в предложении любое место и в этом случае будет относиться к предыдущему слову (или конструкции). Кроме того, xu преобразует предложение в вопрос, спрашивая, правда это или нет.

Для того, чтобы ответить утвердительно, достаточно повторить само bridi, но без xu:

xu ve'u zdani do .i ve'u zdani mi, или просто повторить сказуемое, которое представляет собой bridi со всеми опущенными sumti и временами: zdani.

Существует ещё более простой способ выразить это, используя brika'i, но это мы разберём в более поздней волне.

Для того, чтобы ответить «нет» или «ложь», ты просто должен произнести bridi с отрицанием. И это тоже останется на потом, мы ещё вернёмся к этому вопросу позже.

Второй вид вопроса – это заполнение пустого sumti-места. А здесь, спросишь ты, что же является вопросительным словом, меняющим конструкцию и делающим bridi корректным? Таких слов несколько, в зависимости от того, что ты спрашиваешь:

ma – вопрос о sumti

mo – вопрос о сказуемом

xo – вопрос о количестве

cu'e – вопрос о времени (или положении в пространстве)

А также несколько других слов. Спрашивая о sumti, мы просто ставим вопросительное слово там, где хотим услышать ответ: do dunda ma mi – то есть в данном случае просите, чтобы x2 было заполнено корректным sumti. «Ты даёшь что мне?», то есть «Что ты мне даёшь?»

Также очень полезно сочетание предлог + ma:

mu'i - предлог: … мотивировано абстракцией {sumti}

.oi do darxi mi mu'i ma – «Ой! Почему ты меня бьёшь?!» (с каким мотивом)

Теперь попробуем по-другому. На этот раз переведи:

.ui dai do ca ze'u pu mo

Ответ: «ты счастлив, что делал всё это до сих пор?» Технически это может быть также вопросом «кем же ты был?», но ответ .ua nai li'a remna (о, человеком, очевидно!) наверное всё-таки будет несколько неуместным.

Таким образом, интонация или структура предложения не раскрывает того, является предложение вопросом или нет, поэтому лучше не пропускать вопросительных слов. Кроме того, поскольку люди склонны обращать больше внимания на слова в начале или в конце предложения, вопросительные слова обычно и занимают эти места. Если это невозможно, то междометием, маркирующим предложение, как вопрос, можно поставить pau. С другой стороны, pau nai явно указывает на любой вопрос, как на риторический.

Пока мы обсуждаем вопросы, уместно также будет упоминание слова kau, которое является маркером косвенного вопроса. Что это за косвенный вопрос? Возьмём, например, фразу: mi djuno lo du'u ma kau zdani do – «Я знаю, что это твой дом».

djuno «x1 знает факт(ы) x2 являющиеся правдой о x3 согласно эпистемологии x4».

Можно подумать, что это ответ на вопрос ma zdani do.

Реже можно выделить невопросительное слово маркером kau, и в этом случае можно представить, что ответ на вопрос: mi jimpe lo du'u dunda ti kau do – это «Я знаю, что ты это получил».

Волна 13 (морфология и классы слов)

И снова обратимся к мощному (но и интересному) материалу.

Я настоятельно рекомендую (если ты ещё этого не сделал), чтобы ты послушал любую ложбанскую аудиозапись из группы http://vk.com/menli.bangu или послушал чью-нибудь ложбанскую речь на Mumble или Skype, а затем попрактиковал своё произношение. Когда ты можешь вести внутреннюю беседу в своей голове на ложбане - это хорошо, особенно если звучание в голове более-менее правильное. А по письменному тексту язык запоминать обычно сложновато. Поэтому, этот урок будет не о звуках ложбана (какими бы важными они не были), но будет кратким введением в морфологию ложбана.

Что такое морфология? Слово взято из греческого языка и значит “исследование форм”, и в этом контексте мы говорим о том, как мы создаем слова из букв и звуков, в отличие от синтаксиса - где мы составляем предложения со словами. Ложбан имеет несколько морфологических частей речи, и каждая имеет свою морфологию. Чтобы все было красиво и систематично, слова с определенными функциями группируют в морфологические классы, хотя могут быть и исключения.

Класс

Значение

Как выглядит

Типичная функция

Слова:




Brivla

bridi-слово

Среди первых пяти букв (не считая “ ' “) есть группа согласных. Оканчивается на гласную.

По умолчанию работает как сказуемое. Всегда имеет структуру мест.

--Gismu

Корневое слово

5 букв в форме CVCCV или CCVCV

От одного до пяти sumti-мест. Покрывет основные смыслы.

--Lujvo

Составное слово. Происходит от “lujvla”, что значит “составное слово”

Минимум 6 букв. Образуется нанизыванием rafsi, при необходимости со связывающими буквами.

Покрывает более сложные, чем у gismu, смыслы.

--Fu'ivla

Заимствованное слово

Как brivla, но нет определяющих критериев gismu или lujvo, например: angeli (ангел)

Покрывает уникальные смыслы, такие как географические названия или названия живых организмов.

Cmevla

Слово-имя

Начинается и оканчивается паузой. Последний звук/буква - согласная.

Всегда работает как имя или как содержание цитаты.

Cmavo

Грамматическое слово. От “cmavla”, что значит “маленькое слово”

Одна согласная (всегда вначале) или вообще без согласных. Оканчивается на гласную.

Грамматические функции. Переменные

Фрагменты слов:




Rafsi

Аффикс

CCV, CVC, CV'V, -CVCCV, -CCVCV, CVCCy- или CCVCy-

Это не слова, но могут соединяться вместе, образуя lujvo

Обратим внимание, что в этой таблице при упоминании формы слов или аффиксов C означает согласную, а V - гласную.

cmevla очень легко идентифицировать, потому что они начинаются и заканчиваются паузой (точкой в письменной форме), и последняя буква - всегда согласная. У cmevla не может быть никакой другой функции, кроме имени. С другой стороны, имена, которые не являются сказуемыми, могут появиться в ложбане только как cmevla или будучи закавыченными словами-цитатами. Можно помечать ударение в именах, делая ударные буквы заглавными. Примеры cmevla: .iohAN. (Йохан, h - заглваная форма буквы '), .iVAN. (Иван) и .lutciMIN. (Люй Чи Мин). К именам, которые не заканчивается на согласную, нужно добавлять в конце согласную: .ievas. (Ева)

brivla называют "bridi-словами", потому что они по умолчанию - сказуемые, и поэтому почти все слова ложбана, имеющие структуру мест, - brivla. Это также дало им прозвище "содержательные слова". Почти невозможно сказать что-либо значимое без употребления brivla, и почти все слова для понятий вне ложбана (и большинство слов для обозначения вещей в языке) описываются с помощью brivla. Как показано в таблице, у brivla есть три подкатегории:

gismu - корневые слова языка. Их около 1450, и новые слова добавляются в язык очень редко. Они покрывают наиболее фундаментальные понятия, такие как "круг", "друг", "дерево" и "мечта". Примеры включают zdani, pelxu и dunda

lujvo создаются путем соединения rafsi (см. rafsi), представляющих gismu. Объединяя rafsi, мы сужаем значение слова. lujvo создаются по тщательно продуманному алгоритму, таким образом создать lujvo на лету почти невозможно, за редким исключением, напр., selpa'i, от se prami, у которого может только быть одно определение. Но вместо этого lujvo создаются один раз, структура их мест и их определение жестко фиксируется, а затем определение становится официальным в словаре. Примеры включают brivla (bridi-слово), cinjikca (сексуальное общение = флирт) и cakcinki (панцирное насекомое = жук).

fu'ivla образуются путем составления слов, которые соответствуют определению для brivla, но не для lujvo или gismu. Они имеют тенденцию покрывать понятия, которые трудно покрыть с помощью lujvo, например, названия стран или культурно-специфических понятий. Примеры включают gugdrgogurio (Корея), cidjrpitsa (пицца) или angeli (ангел).

cmavo - небольшие слова с одним согласным или вообще без него. Они имеют тенденцию не означать что-либо конкретное во внешнем мире, но иметь только грамматическую функцию. Исключения есть, и идет спор насчет междометий - сколько грамматической функции в них есть. Другой странный пример - это слова класса GOhA, которые действуют как brivla. Можно несколько cmavo писать друг за другом слитно как одно слово, но в этих волнах мы для простоты не будем этого делать. Группируя определенные cmavo по функциям, тем не менее, иногда становится легче их читать. Таким образом .uipuzuvukumi citka - это то же самое, что и .ui pu zu vu mi ku citka. Как и с другими словами ложбана, следует (но не всегда обязательно), ставить точку перед любыми словами, начинающимися с гласного звука.

cmavo в форме xVV, CV'VV или V'VV - экспериментальные, и являются словами, которых нет в формальной грамматике, но которые были добавлены пользователями ложбана, чтобы ответить на определенные потребности.

rafsi - это не слова и никогда не могут быть словами. Однако если несколько (больше чем один) rafsi соединить вместе, то они образуют lujvo. При этом они должны соответствовать правилам для brivla, например, слово lojban - это не lujvo, потому что оно заканчивается на согласный (который преобразует его в cmevla), и ci'ekei недействителен, потому что это не содержит группу согласных и таким образом прочитывается как две cmavo, написанные как одно слово. Часто последовательность из 3-4 букв может быть и cmavo, и rafsi, например, zu'e, которая является и cmavo из группы BAI, и rafsi для слова zukte. Обратите внимание на то, что нигде так не бывает, чтобы cmavo и rafsi вместе были бы грамматически корректными, таким образом, их не считают омофонами. Все gismu могут работать как rafsi, если перед ними поставить префикс в виде другого rafsi. Первые четыре буквы gismu с суффиксом "y" могут также действовать как rafsi, если они соединены с другим rafsi. Гласный звук "y" может появляться только в lujvo или cmevla. Действительные сочетания буквв rafsi: CVV, CV'V, CCV, CVCCy-CCVCy-,-CVCCV и -CCVCV.

Используя полученную информацию, ты теперь сможешь пройти следующий тест:

Определите класс каждого из следующих слов. Это может быть cmevla (C), gismu (g), lujvo (l), fu'ivla (f) или cmavo (c):

A ) jai G ) mumbl

B ) .irci H ) .i'i

C ) bostu I ) cu

D ) xelman J ) plajva

E ) po'e K ) danseke

F ) djisku L ) .ertsa

Ответ: a-c, b-f, c-g, d-C, e-c, f-l, g-C, h-c, i-c, j-l, k-f, l-f. Я не поставил точки до и после имен, чтобы не было совсем легко.

Примечание: некоторые из этих слов, как, к примеру, bostu, не существуют в словаре, но это не важно. Морфология примет его как gismu, таким образом, это - просто gismu без определения. Аналогично для слова .ertsa

Волна 14 (ложбанские sumti 1: LE and LA)

Если ты прочёл и понял содержание всех предыдущих волн, то ты уже накопил достаточно много знаний о ложбане, так что теперь уже не имеет значения, в каком порядке ты будешь читать следующие волны. Поэтому материал далее будет упорядочен по возрастанию сложности, а также по степени его важности в обычной речи.

На данный момент одним из ограничений, мешающих тебе говорить, является недостаточная информация о том, как создавать sumti. До сих пор мы были знакомы только с ti и с lo СКАЗУЕМОЕ, с которыми далеко не уйдёшь, учитывая, насколько важны sumti в ложбане. Эта волна, а также две следующих, расскажут о ложбанских sumti. В настоящее время мы сосредоточимся на описательных sumti, которые создаются при помощи артикля lo и подобных ему.

Все артикли (на ложбане они называются gadri'), обсуждаемые в этом уроке, в качестве завершителей имеют ku (за исключением комбинации la CMEVLA). Начнём с описания трёх простых типов артиклей (и скоро мы обнаружим, что они не так уж и примитивны):

lo - общий артикль достоверности, преобразует сказуемое в sumti. Результат преобразования самый общий по смыслу, может пониматься и как массив, и как отдельный объект.

le - общий описательный артикль, преобразует сказуемое в sumti. Результат преобразования самый общий по смыслу, может пониматься и как массив, и как отдельный объект.

la - именной артикль: условный, преобразует сказуемое или cmevla в sumti. Результат трактуется как имя (имена).

Мы уже знакомы с lo и с тем, как он работает. Но что значит «артикль достоверности» и «результат трактуется как имя (имена)»? Про имена позднее, я вернусь к ним, когда зайдёт разговор о массивах. А «достоверность» в этом контексте означает, что для того, чтобы вещь претендовала быть помеченной как lo klama, она на самом деле должна быть klama.

Таким образом, артикль достоверности делает заявление (которое может быть истинным или ложным), что объект, о котором идёт речь, - это действительно x1 из сказуемого, стоящего после слова lo.

Это можно противопоставить слову le, которое носит описательный характер и потому не является артиклем достоверности. Говоря le gerku, мы говорим, что у нас есть один или несколько конкретных объектов в памяти, и мы используем сказуемое gerku для того, чтобы описать их с тем, чтобы слушатель мог идентифицировать их как конкретные объекты. Это значит, что le имеет два важных отличия от lo: во-первых, он ссылается не на объекты «в целом», а на конкретные объекты, а во-вторых, хотя lo gerku и является одной или несколькими собаками, le gerku (как недостоверное) может быть чем угодно до тех пор, пока говорящий думает, что его описание поможет корректно определить объект. Возможно, говорящий имеет в виду гиену, но не знаком с ней и думает, что «собака» является приближением, достаточным для того, чтобы быть понятым.

Этой «недостоверности» очень часто придается излишнее значение в текстах. Обычно самый лучший способ описать собаку – это описать её как собаку, и le gerku, как правило, указывает на нечто, что и lo gerku тоже (если только нет веских причин выразить такое различие).

lo gerku обычно переводится как «собака» или «несколько собак», тогда как le gerku – это «конкретная собака» или «конкретные собаки». А ещё лучше было бы переводить le gerku как «конкретная "собака(собаки)" в кавычках».

Последний из трёх основных артиклей - это la, именной артикль, который я называю «условным». Я имею в виду, что он не является ни описательным, ни достоверным, так как относится к именам собственным. Если в английском языке «я» относится к человеку, которого зовут Лев, то это «я» ни описывает его как «льва», ни утверждает этого. Говоря la, я всего лишь констатирую, что по соглашению объект относится к тому, что является сказуемым или cmevla. Заметим, что la и производные с артиклями от него, в отличие от любого другого артикля, могут преобразовывать cmevla в sumti. Обратите внимание: другие учебники по ложбану могут не упоминать, что имена могут быть сформированы из обычных сказуемых с использованием артикля la. Сжечь бы таких еретиков. Ведь имена, получаемые из сказуемых, очень удобны вне зависимости от того, каким именно путём они получены, и многие ложбанисты гордятся тем, что их прозвища сделаны именно из cmevla или brivla.

К этим основным артиклям можно добавить ещё три, которые соответствуют предыдущим:

loi - артикль достоверности, преобразует сказуемое в sumti. Трактует результат, как массив(массивы).

lei - описательный артикль, преобразует сказуемое в sumti. Трактует результат, как массив (массивы).

lai - именной артикль, условный, преобразует сказуемое или cmevla в sumti. Трактует результат, как массив (массивы).

Здесь всё то же самое, кроме одного: все они в явном виде определяют sumti как массив. Если же речь идёт только об одном объекте, значит, отдельный объект и массив, состоящий из одного объекта, эквивалентны. Разница между этими двумя подходами в том, что сказуемое может быть отнесено либо к группе отдельных объектов либо к массиву.

Группа отдельных объектов может соответствовать определённому сказуемому, если каждый член группы соответствует этому сказуемому. Например, можно корректно описать стаю lo gerku как чёрную, если каждая из собак действительно является чёрной. С другой стороны, «массив» соответствует сказуемому, если этому сказуемому соответствует любой из её членов, причём все они представляют из себя единую группу. К примеру, массив собак может быть одновременно и чёрным, и белым. Однако для того, чтобы loi gerku было применимо, все члены массива из собак обязательно должны быть собаками.

Следующий пример покажет, как массив может иметь свойства, которых не имеет ни один из её членов:

sruri: «x1 окружает/охватывает x2 в направлении (направлениях)/в измерении(измерениях)/плоскости x3»

lei prenu cu sruri lo zdani – «Люди окружают дом». Правдоподобное утверждение. Но совершенно невероятно (если мы говорим серьёзно), что это может быть верно для каждого из членов по отдельности. Можно провести аналогию с русским «люди победили оспу в ХХ веке». Конечно, ни один человек этого не сделал, но массив, масса людей – сделала, и это делает это высказывание истинным в русском языке, поэтому в данном случае «люди» в ложбане - это массив. И так же, как и в ложбане, в русском языке массив «люди» может относиться только к отдельным объектам, каждый из которых является человеком.

lei gerku относится к массиву, сформированному группой конкретных отдельных объектов, каждого из которых говорящий называет le gerku.

Имена массивов, описываемые при помощи lai, применимы только в случае, если так может быть обозначена эта группа как единое целое, но не отдельные её члены. Впрочем, lai может быть использовано и если bridi истинно только для части этой группы.

Ты мог заметить, что нет слова, которое бы однозначно преобразовывало сказуемое в отдельный объект. Для того, чтобы явно выразить наличие отдельных объектов, необходимо использовать lo, le или la с внешним мерилом. Мерила (показатели количества) будут рассмотрены позже, в двадцать второй волне.

Какова же причина того, что lo и le нечётки и не описывают явно наличие или отсутствие массива? Это всё потому, что их нечёткость даёт возможность использовать их в любом контексте, чтобы говорящему не приходилось задумываться о том, массив ли это, или группа отдельных объектов.

Третьими в этом ряду являются три gadri, формирующие множества:

lo'i - артикль достоверности, преобразует сказуемое в sumti. Трактует результат как множество.

le'i - описательный артикль, преобразует сказуемое в sumti. Трактует результат как множество.

la'i - именной артикль, условный, «преобразует сказуемое в sumti». Трактует результат как множество.

В отличие от группы отдельных объектов или массива, множество не имеет никаких свойств из свойств составляющих его объектов. Множество - это чисто математическая или логическая конструкция (для знакомых с логикой заметим, что она имеет такие свойства как мощность, членство и включение). Опять же, обратим внимание на разницу между множеством вещей и самими вещами, из которых это множество состоит:

tirxu «x1 является тигром/леопардом/ягуаром вида/рода x2 с расцветкой x3»

lo'i tirxu cu cmalu ничего не говорит о том, являются ли эти большие кошки маленькими (что, кстати, является заведомой ложью), но вместо этого говорит, что множество из больших кошек является маленьким, то есть содержит только несколько кошек (может, всего двух-трёх кошек!).

Ну, и, наконец, существуют обобщающие gadri (только два!):

lo'e - артикль достоверности, преобразует сказуемое в sumti. sumti относится к типичному lo {сказуемое}.

le'e - описательный артикль, преобразует сказуемое в sumti. sumti относится к описываемому/воспринимаемому типичному le {сказуемое}.

И среди этой группы нет эквивалента la.

Что подразумевается под словом "типичный"? Для lo'e tirxu - это идеальная воображаемая большая кошка, некий её образец, который обладает всеми атрибутами, лучше всего иллюстрирующими больших кошек. Было бы неправильным сказать, что в число таких атрибутов входит полосатый мех, так как, к примеру, леопарды и ягуары не имеют полосатого меха (а это довольно большая систематическая подгруппа элементов из множества больших кошек). Или, например, типичный человек не живёт в Азии, хотя это и относится ко многим людям. Однако если достаточно многие люди обладают некоторой чертой (например, возможностью говорить), мы можем сказать:

kakne: «x1 способен делать/быть x2 в условиях (обстоятельствах) x3»

lo'e remna cu kakne lo nu tavla – «типичный человек может разговаривать».

le'e же является идеальным объектом, как он воспринимается и описывается рассказчиком. Это описание не обязательно должно быть фактически правильным и зачастую при переводе на русский используется слово «стереотип». Но русский перевод несёт в себе некоторые отрицательные оттенки, которых в ложбане нет. На самом деле каждый человек имеет стереотипный (базовый) образ любого явления или объекта. Другими словами, lo'e remna является образцом, который наилучшим образом иллюстрирует всех lo remna, тогда как образец le'e remna лучше всего иллюстрирует всех le remna.

Со всеми одиннадцатью артиклями-gadri можно ознакомиться в таблице ниже:


общие

массивы

множества

обобщающие

достоверность

lo

loi

lo'i

lo'e

описательные

le

lei

le'i

le'e

именные

la

lai

la'i

не существует


Волна 15 (ложбанские sumti 2: KOhA3, KOhA5 и KOhA6)

Смотрите, что происходит, если я пытаюсь перевести предложение: “Обычные люди, которые могут говорить на ложбане, говорят друг с другом о языках, на которых они могут говорить”:

bangu “x1 является языком, используемым x2, чтобы выразить x3 (абстракцию)”

le'e prenu poi ke'a kakne lo nu tavla fo la .lojban. cu tavla le'e prenu poi ke'a kakne lo nu tavla fo la .lojban. lo bangu poi lo prenu poi ke'a tavla fo la .lojban. cu se bangu ke'a

Мы видим, что ложбанское предложение намного более длинное, чем русское. Прежде всего это из-за того, что первое, смехотворно длинное sumti повторяется еще два раза в ложбанском тексте, в то время как в русском мы могут обращаться со конструкциями "друг с другом" и "они" - намного более эффективно. Разве не было бы здорово, если бы в ложбане были такие же механизмы?

Оказывается, есть! В ложбане есть группа слов, называемых местоимениями или sumka'i , что значит "sumti-представители" (ещё их называют иногда pro-sumti). Фактически, мы уже знаем ti, do и mi, но еще есть и другие, поэтому давайте их изучим. Во-первых, рассмотрим их упорядоченно. Мы можем начать с тех самых уже знакомых нам слов:

ti - местоимение: “ближайший 'этот': представляет sumti, находящийся физически около говорящего”

ta - местоимение: “'тот' поблизости: представляет sumti,находящийся на некотором физическом расстоянии от говорящего ИЛИ близко к слушателю”

tu - местоимение: “отдалённый 'тот': представляет sumti, физически далёкий от говорящего и слушателя.”

Мы можем снова увидеть последовательность “i, a, u”, которая уже появлялась ранее много раз. Однако, кое что надо прояснить. Во-первых, эти sumti могут представлять что-либо, что занимает физическое пространство. Конечно, это объекты, не идеи. Можно говорить о событиях, но только в тех пределах, пока они ограничены определенным местом - на Жасминовую Революцию нельзя указать пальцем, но, скажем, можно указать на потасовку в баре или поцелуй. Во-вторых, обратите внимание на то, что расстояние различно относительно разных вещей: tu только применяется, если это удалено и от говорящего, и от слушателя. В случаях, где говорящий и слушатель далеко друг от друга, и слушатель не может видеть, о чем толкует говорящий, ta относится к чему-то, что близко к слушателю. В-третьих, это всё зависит от контекста. Эти три слова неудобны для письменной речи, потому что, к примеру, положение говорящего и слушателя неизвестно относительно друг друга и изменяется с течением времени. Кроме того, автор книги не может указать на объект и указать направление в книге.

И вот как раз для таких случаев есть ряд слов KOhA3, к которому относятся и mi, и do (и ko, но пока я не буду о нём говорить):

mi - местоимение: говорящий (говорящие).

mi'o - местоимение: говорящий (говорящие) и слушатель (слушатели) вместе.

mi'a - местоимение: говорящий (говорящие) и другие вместе.

ma'a - местоимение: говорящий (говорящие), слушатель (слушатели) и другие все вместе.

do - местоимение: слушатель (слушатели).

do'o - местоимение: слушатель (слушатели) и другие вместе.

Эти шесть местоимений могут быть более понятно представлены в следующей диаграмме:

http://www.lojban.org/tiki/display3

Диаграмма Венна для KOhA3 (ko исключено).

le drata не относится к KOhA3, но означает “другой (другие)”

Нескольких человек могут быть “говорящими”, если утверждение делается от имени их всех. Поэтому, хотя "мы" и можем быть переведены как mi, mi'o, mi'a или ma'a, чаще всего имеется в виду просто mi. Все эти шесть, если они относятся более, чем к одному человеку, представляют массивы. В пределах логики bridi фраза "mi gleki", сказанная говорящим A в точности равна фразе "do gleki", сказанная говорящим B говорящему A, и считается той же самой bridi. Мы возвратимся к этому позже в волне о brika'i (pro-bridi).

Все эти местоимения очень специфичны в зависимости от содержания и не могут использоваться, например, чтобы помочь нам с предложением, с которого начался этот урок. Следующий ряд может в принципе использоваться, чтобы отсылать к любому sumti:

ri - местоимение: “Последняя упомянутая sumti”

ra - местоимение: “Недавняя, но не последняя упомянутая sumti”

ru - местоимение: “sumti, упомянутая давно”

Эти sumti могут относиться к любому завершенному sumti, кроме большей части других местоимений. Причина, по которой на большую часть других местоимений нельзя ссылаться с помощью этих ri, ra, ru, состоит в том, что они очень легко могут повторять сами себя. Исключение к этому правилу - ti, ta и tu, потому что ты, возможно, уже изменил то, на что ты указываешь, и, таким образом, не можете только повторить слово. Они могут только относиться к любому завершенному sumti, и, таким образом, не могут, например, использоваться, чтобы ссылаться на абстракцию, если слово находится внутри той абстракции: le pendo noi ke'a pendo mi cu djica lo nu ri se zdani - здесь ri не может относиться ни к абстракции, так как она не завершена, ни к mi или ke'a, так как они - местоимения, таким образом, эта ri относится к le pendo.

ra и ru контекстно-зависимы в том, к чему они обращаются, но они следуют правилам, упомянутым выше, и ru всегда относится к более отдаленному sumti, чем ra, который всегда более отдален, чем ri.

ri и его братья вполне хорошо подходят для того, чтобы пересмотреть перевод нашего исходного предложения. Попытайтесь перевести его, используя два местоимения!

Ответ: le'e prenu poi ke'a kakne lo nu tavla fo la .lojban. cu tavla ru lo bangu poi ru cu se bangu ke'a. ri не корректна, потому что она относится к la .lojban.. Можно бы было использовать ra, но ra можно ошибочно посчитать относящейся к lo nu tavla fo la .lojban., но ru относится к самой отдаленной sumti - самой внешней.

Наконец, есть предлоги-sumtcita, которые ссылаются на целые высказывания: так называемые переменные высказываний. Они не обязательно ссылаются на одно высказывание (jufra), но могут ссылаться и на несколько предложений, если контекст это позволяет:

da'u Переменная высказывания: Отдалённое прошлое предложение

de'u Переменная высказывания: Недавнее предложение

di'u Переменная высказывания: Предыдущее предложение

dei Переменная высказывания: Это предложение

di'e Переменная высказывания: Следующее предложение

de'e Переменная высказывания: Предложение ближайшего будущего

da'e Переменная высказывания: Отдалённое следующее предложение

do'i Переменная высказывания: Эллиптическая переменная высказывания: “Некоторое предложение”

Они представляют предложения как sumti и обращаются только к словам или буквам, но не к значению, стоящему за ними.

Ложбанских местоимений больше, чем мы здесь рассмотрели, но пока тебе, вероятно, нужно отдохнуть. В следующей волне речь будет идти о sumti, создаваемых из других sumti.

Волна 16 (ложбанские sumti 3: производные sumti)

Скажу откровенно, sumti le bangu poi mi se bangu ke'a - это далеко не лучшая попытка сказать «мой язык». Такой путь действительно окольный. Как же сказать короче? «Язык, на котором я говорю» может занять x1-место в bridi bangu mi. Мы не можем превратить его в sumti, используя gadri, потому что le bangu {ku} mi - это уже два sumti, ведь bangu mi - это bridi, а не сказуемое. Мы не можем преобразовать его и используя le su'u, потому что su'u придаёт bridi новый x1, абстракцию, которую затем извлекает le. Такой sumti будет означать что-то вроде «это нечто является моим языком».

И тут на сцену выходит be. be - это слово, которое связывает конструкции (sumti, предлоги и другие) со сказуемым. Использование его при обычном сказуемом не имеет эффекта: mi nelci be do означает то же, что и mi nelci do. Однако в случае, когда со сказуемым связан sumti, мы можем использовать gadri на сказуемом без отделения sumti: например, le bangu be mi является корректным решением описанной выше проблемы. Кроме того, к подобной конструкции мы можем прикрепить предлог: le nu darxi kei be gau do: «Это избивание, которое вызывается тобой». Обратим внимание, что наличие или отсутствие kei позволяет понять это по разному: при наличии завершителя-famyma'o be относится к nu, без завершителя – к darxi. Таким образом решается, что именно подчёркивается: само битьё или то, что оно вызывается тобой. Впрочем, в данном случае разницы в смысле нет.

А что, если я хочу присоединить несколько sumti к сказуемому внутри gadri? «Даритель яблока для тебя» будет le dunda be lo plise be do, не так ли? А вот и нет. Второе be, присоединённое к яблоку, значит le plise be do – по смыслу нечто типа «яблоко твоего вида», согласитесь, довольно бессмысленное выражение. Для того, чтобы упаковать несколько sumti одного сказуемого, всех их, кроме первого sumti, нужно скрепить с помощью bei. «Привязку» можно завершить при помощи завершителя be'o – по одному слову be'o для каждого сказуемого, у которого есть sumti, связанное с помощью be.

Перечислим эти cmavo:

be привязывает sumti или предлог к сказуемому

bei привязывает следующий (второй, третий, четвёртый и т.д.) sumti или предлог к сказуемому

be'o завершает привязку к сказуемому

Также существует способ свободно привязывать одни sumti к другим. pe и ne используются для ограничивающей и неограничивающей ассоциации. Фактически, le bangu pe mi это лучший перевод фразы «мой язык», так как эта фраза довольно расплывчата (практически как и в русском переводе) в объяснении того, как "язык" и "я" ассоциируются друг с другом.

pe и ne используются только в качестве свободной ассоциации. Например, когда мы говорим «мой стул» о стуле, на котором сидим. На самом деле это не наш стул, но как-то связан с нами. Более тесная связь может быть установлена при помощи слова po, которое делает ассоциацию уникальной и привязанной к человеку, как в «моей машине», которая действительно принадлежит мне. Последний тип слова-ассоциатора – это слово po'e, которое устанавливает так называемую «неотъемлемую» связь между sumti. Примерами такой связи могут быть фразы типа «моя мама», «моя рука» или «моя родная страна»; ни одно из этих «обладаний» не может быть утеряно. Но даже если ты отпилишь свою руку, она по-прежнему останется вашей рукой и, следовательно, она является не отчуждаемой.

po'e уместно почти всегда, кроме случая, в котором x2 данного сказуемого как раз описывает подсоединяемый к нему х1. В этом случае уместнее будет использовать be.

ne неограничивающая придаточная конструкция «который ассоциируется с…»

pe ограничивающая придаточная конструкция «который ассоциируется с…»

po притяжательная придаточная конструкция «который специфичен для…»

po'e неотчуждаемая придаточная конструкция «который принадлежит…»

Есть конструкция, которую очень полезно знать, - это {gadri} {sumti} {сказуемое}. Она эквивалентна конструкции {gadri} {сказуемое} pe {sumti}. Например le mi gerku эквивалентно le gerku pe mi. Можно было бы вставить описание sumti внутрь описания sumti, говоря le le se cinjikca be mi ku gerku = le gerku pe le se cinjikca be mi = «собака мужчины, с которым я флиртую», но это не очень легко разобрать при чтении (или понять в речи на слух), поэтому такой стиль чаще избегают.

Также полезно знать слово tu'a, которое делает многие предложения гораздо проще. Оно берёт sumti и преобразует его в другое sumti – в результате выходит некая краткая абстракция, которая производит нечто с первым sumti. Например, я могу сказать mi djica lo nu mi citka lo plise, но я также могу позволить контексту решить, что я имею в виду этой абстракцией о яблоке, которое я хочу, и сказать только mi djica tu'a lo plise. Всегда нужно догадываться, какая же абстракция имеется в виду в tu'a SUMTI, поэтому и применять её нужно только в том случае, когда контекст делает её легко угадываемой.

Другой пример:

gasnu «x1 делает / вызывает x2 (воля не подразумевается)»

za'a do gasnu tu'a lo skami – «Я вижу, что ты делаешь что-то с компьютером»

Официально tu'a SUMTI эквивалентно lo su'u SUMTI co'e. Расплывчатая, но полезная конструкция.

Есть ситуации, когда ты не можешь использовать tu'a, хотя, казалось бы, оно было бы подходящим. Это ситуации, когда я не хочу, чтобы получившееся в результате sumti было абстракцией. В этом случае можно использовать zo'e pe.

tu'a преобразует sumti в размытую абстракцию, связанную с sumti. Оно эквивалентно lo su'u SUMTI co'e kei ku

Ну, и, наконец, один вид sumti может быть преобразован в другой при помощи слов класса LAhE.

lu'a – преобразует отдельный объект (объекты)/массив/последовательность/множество в отдельные объекты.

lu'i – преобразует отдельный объект (объекты)/массив/последовательность/множество в множество.

lu'o – преобразует отдельный объект (объекты)/массив/последовательность/множество в массив.

vu'i – преобразует отдельный объект (объекты)/массив/последовательность/множество в последовательность; порядок не установлен.

Если мы ставим любое из этих слов перед sumti, то оно преобразуется в sumti нового типа. Заметим, однако, что в четвёртом виде sumti вводится "последовательность". Она не используется очень часто (у неё, например, даже нет собственного gadri), но она включена в данный перечень для полноты.

Наконец, последние два слова класса LAhE не преобразуют типы sumti, но позволяют говорить о sumti только отмечая что-нибудь, что ссылается на него:

Если sumti A относится к sumti B, например, так, что sumti A является названием книги, или именем, или предложением (которое всегда ссылается на что-то, как минимум на bridi), то «la'e SUMTI A» относится к sumti B. Например, mi nelci la'e di'u для «мне нравится то, что ты только что сказал» (не mi nelci di'u, которое всего лишь значит «мне нравится твоё предыдущее предложение») или «la'e le cmalu noltru» для книги «Маленький принц», а не какого-то маленького принца самого по себе.

cmavo «lu'e» делает всё то же самое с точностью до наоборот. – «lu'e SUMTI» ссылается на объект, который относится к sumti.

la'e – «вещь, на которую ссылаются» - извлекает sumti A из sumti B, которое ссылается на A.

lu'e – «вещь, которая ссылается на…» - извлекает sumti B из sumti A в том случае, когда B ссылается на A.

Волна 17 (несколько прикольных слов)

Начиная с третьей волны мы знаем уже довольно много о ложбанских sumti. После такого длительного систематического обучения что может быть лучше, чем волна, в которой мы немного расслабимся, и я расскажу о словах, которые не поместились в предыдущие волны? Итак, вот несколько небольших, но очень полезных слов:

Все следующие четыре cmavo являются словами, которые можно опускать в речи. Мы уже знакомы с первым из них.

zo'e - опускаемая sumti

co'e - опускаемое сказуемое

do'e - опускаемый предлог

ju'a - опускаемое междометие очевидца

do'i – опускаемая переменная высказывания

ge'e – опускаемое междометие

Все они грамматически работают как cmavo, которые они представляют, но они не содержат информации, и это очень удобно, если ты ленив и не хочешь выразиться конкретно. Однако кое на что всё-таки следует обратить внимание:

zo'e должно относиться к чему-то, что, как утверждается, имеет значение. «ноль машин» или «ничто», например, не имеют значения, и поэтому к ним zo'e относиться не может. Это потому, что если бы zo'e значило «ничто», то любое сказуемое могло бы быть идентично своему отрицанию, если любой опущенный sumti был заполнен словом zo'e, не имеющим значения.

ge'e не значит, что ты не чувствуешь никаких эмоций, оно всего лишь значит, что ты не чувствуешь ничего особенного или такого, о чём бы стоило упомянуть на данный момент. Это похоже на «я в порядке». ge'e pei спрашивает об опущенной эмоции и представляет собой неплохой перевод фразы «как ты себя чувствуешь?».

co'e в свою очередь удобно в том случае, когда в конструкции по грамматическим причинам необходимо сказуемое, как в случае с tu'a в предыдущем уроке.

ju'a не меняет значение истинности или субъективное понимание bridi или что-нибудь в этом духе. На самом деле, оно в основном ничего и не создаёт. Однако ju'a pei – «Какие у тебя основания для того, чтобы утверждать это?» - очень удобно.

do'i действительно полезно. Часто в разговоре или высказывании, обращаясь к таким словам как «это» или «то», ты можешь употребить do'i.

Если мы создаем в предложении больше sumti, чем имеется мест у сказуемого, то последний sumti подразумевает перед собой предлог do'e.

Также имеется слово zi'o, которым ты можешь заполнить место любого sumti, удаляемого из сказуемого. lo melbi be zi'o, например, значит всего лишь «нечто прекрасное» и не включает обычно x2 от слова melbi, то есть наблюдателя, который считает что это - прекрасно. Таким образом, это может значить «объективно прекрасное». Оно не утверждает, что место удаленной sumti нельзя ничем заменить. Оно только утверждает, что это место sumti не рассматривается в сказуемом.

Использование же zi'o вместе с предлогом даёт необычные результаты. Формально они вроде бы должны отменять друг друга. Но на практике, вероятно, это следует понимать как явный способ сказать, что предлог здесь не применим. Например, mi darxi do mu'i zi'o – «я ударяю тебя, с мотивацией или без».

Ещё есть слово jai. Это одно из тех прикольных маленьких слов, которые трудны для теоретического объяснения, но как только ты ознакомишься с примерами, то все становится предельно просто. jai имеет две отдельные, но похожие функции. Обе они некоторым образом преобразуют сказуемое, примерно так, как это делает se.

jai преобразование сказуемого: преобразует предлог или неуказанную абстракцию в x1. Используется вместе с fai fai отмечает sumti-место. Работает как fa. Используется вместе с jai.

Первая грамматическая конструкция - это «jai {предлог} {сказуемое}». Она меняет sumti-место таким образом, что sumti-место у предлога становится х1 от сказуемого, а старое x1 из сказуемого удаляется и становится доступным при помощи fai, которое работает как fa.

Мы можем увидеть это на следующем примере:

gau - предлог (из gasnu) «bridi обусловлено активным агентом {sumti}».

do jai gau jundi ti fai mi – «ты обращаешь на это внимание с моей помощью». Новое сказуемое, jai gau jundi, имеет структуру «x1 привлекает внимание к x2». Затем они заполняются словами do и ti. При этом слово fai маркирует место для прежнего x1, - того, кто обращает внимание, и оно заполняется словом mi. jai очень удобно и имеет кучу возможных применений. Хорошим примером могут служить «описательные» sumti. Можно, например, сослаться на «метод волевого действия» - lo jai ta'i zukte.

ta'i: предлог (образовано от tadji) «bridi делается при помощи метода {sumti}».

Сможешь ли ты определить, что означает простая ложбанская фраза do jai gau mo ?

Ответ: «Что ты делаешь?»

Другую функцию jai легче объяснить. jai просто преобразует сказуемое так, что перед sumti в х1 добавляется tu'a (ko'a jai broda = tu'a ko'a broda). Другими словами, оно преобразует сказуемое так, что оно выстраивает опускаемую абстракцию от sumti в х1, а затем заполняет х1 абстракцией заместо фактической sumti. Опять же, прежнее место sumti остаётся доступным при помощи fai.

Активные ложбанские участники канала IRC часто говорят 'le gerku pe do jai se stidi mi, приводя случайный пример sumti в x1. Что это значит?

stidi «x1 советует / предлагает x2 для x3»

Ответ: «Я предлагаю (что-то) насчёт твоей собаки».

Итак, мы научились преобразовывать bridi в сказуемое, сказуемое в sumti и сказуемое в bridi, так как все сказуемые сами по себе также представляют из себя bridi. Нам нужна только одна последняя функция: преобразование sumti в сказуемое. Это делается при помощи слова me. Оно берёт sumti и преобразует его в сказуемое со структурой «x1 является специфичным для {sumti} в свойстве/аспекте x2».

me: общее преобразование из sumti в сказуемое. x1 - из тех, на кого ссылается SUMTI

Также существуют ситуации, когда мы произносим нечто, чего не хотели, и нам теперь хочется поправить себя. В ложбане есть три слова, которые могут быть использованы для удаления предыдущих слов. Это:

si - удаление: удаляет только последнее слово.

sa – удаление: удаляет все предыдущие слова вплоть до того cmavo, которое будет произнесено сразу после этого sa.

su – удаление: удаляет весь дискурс целиком.

Функция этих слов очевидна. Они удаляют слова таким образом, словно те никогда и не произносились. Однако они не работают внутри отдельных кавычек (всех кавычек, кроме lu…li'u), так как иначе это привело бы к невозможности цитировать эти слова. Несколько si подряд удаляют соответствующее количество слов.

Волна 18 (кавычки)

Одна из ключевых особенностей дизайна ложбана состоит в том, что он аудио-визуально однороден, то есть всё, что отображено в тексте, должно также быть выражено в речи. И наоборот. Таким образом, в нём не может быть никаких знаков препинания, которые не произносятся. Из этого следует, что в ложбане должен быть широкий спектр слов для того, чтобы брать в кавычки другие слова. Все ложбанские кавычки берут некоторый введённый текст и преобразуют его в sumti. Давайте начнём с самого простого:

lu слово-кавычки: начинает цитату с грамматически корректным ложбанским содержимым

li'u слово-кавычки: заканчивает цитату с грамматически корректным ложбанским содержимым

Текст внутри этой конструкции сам по себе также должен быть грамматически правильным. Эта конструкция может заключать в себя все ложбанские слова за очень немногими исключениями, и в первую очередь таким исключением является слово li'u.

Попробуйте перевести следующее предложение. Не торопитесь.

mi stidi lo drata be tu'a lu ko jai gau mo li'u

drata x1 отличается от x2 согласно стандарту х3

Ответ: «Я предлагаю кое-что иное, чем «ko jai gau mo»».


Эти слова-кавычки не могут заключать в себя безграмотный текст, что иногда бывает полезным в том случае, если ты хочешь выбрать только часть предложения, например: ««gi'e» - это ложбанский предлог-sumtcita?»

Для этого тебе нужны следующие два cmavo:

lo'u слово-кавычки: начинает цитату с ложбанским содержимым (необязательно грамматически правильным)

le'u слово-кавычки: заканчивает цитату с ложбанским содержимым (необязательно грамматически правильным)

Текст внутри них должен состоять из ложбанских слов, но он вовсе не обязан быть грамматически верным. Попробуйте перевести приведённый выше пример (тот, который с gi'e) на ложбан.

Ответ: xu lo'u gi'e le'u lojbo sumtcita


Эти слова-кавычки могут заключать в себя все ложбанские слова за исключением le'u. Однако этого недостаточно. Если мы хотим перевести "является ли «do mo» корректным переводом вопроса «как дела?»", мы можем быть здесь слегка неправы, так как do mo также может значить «ты кто?», но давайте отвлечемся от этого на секунду. Что нам здесь нужно, так это слово zoi.

zoi значит, что следующее cmavo является началом универсальной цитаты или закрывает универсальную цитату.

Когда мы используем zoi, мы выбираем любое морфологически правильное ложбанское слово по своему усмотрению (так называемый разделитель), которое затем и открывает кавычки. Для того, чтобы затем закрыть их, используем снова то же самое слово. Таким образом, мы можем процитировать всё, что угодно, кроме самого разделителя, который не должен быть проблемой, потому что ты выбираешь его самостоятельно. Как правило, в качестве такого слова берётся само zoi. Или первую букву из названия языка, на котором мы произносим эту цитату.

Например: «мне нравится «Призрак Оперы»» это mi pu nelci la'e zoi zoi. Призрак Оперы .zoi Обратим внимание на две вещи: во-первых, необходимо la'e, потому что я люблю не кавычки, а то, что в них описывается. А во-вторых, между выбранным разделителем и кавычками есть пауза, представленная точкой на письме. Эта пауза необходима для того, чтобы корректно определить разделитель.

Попробуйте перевести на ложбан вышеприведенное предложение, касающееся вопроса «как дела?»

drani x1 - корректен/правилен в аспекте x2 в ситуации x3 согласно стандарту x4

Ответ: xu lu do mo li'u drani xe fanva zoi ry. как дела? .ry. Здесь разделитель ry выбран, потому что это первая буква слова rusko, означающего "русский"



Аналогичным словом является слово la'o. Оно работает так же, как zoi, но в результате в кавычках получается имя. Это необходимо потому, что, как правило, только сказуемое и cmevla могут представлять из себя имена, но никак не то, что заключено в кавычках.

la'o означает, что следующая cmavo будет начинать универсальную цитату и закрывать универсальную цитату, использованную в качестве имени.

Последнее из официальных слов-кавычек - это zo. zo всегда цитирует только одно следующее за ним ложбанское слово вне зависимости от того, что оно из себя представляет. Очень удобно.

zo цитирует следующее ложбанское слово, неважно какое.

Например: zo zo zo'o plixau = "«zo» полезно, хе-хе :)».

zo'o междометие: рассуждение: забавно, «шучу».

plixau x1 полезен для x2 с целью x3

Ложбанисты сочли полезным добавить ещё четыре слова к группе слов-кавычек. Но все они являются экспериментальными, и в формальной грамматике их нет. Тем не менее, они часто используются и было бы неплохо их знать. Наиболее часто используемые – это:

zo'oi цитирует только следующее слово. Следующее слово определяется паузой в речи или пробелом при написании:

Например: ri pu cusku zo'oi Упс! .u'i = «ха ха, он сказал «Упс»!»

.u'i: междометие: простая чистая эмоция: веселье – скука.

Очень просто это применять. Опять же, обратите внимание, что автоматические программы перевода ложбанского текста могут посчитать эти предложения грамматически неверными, потому что все эти слова не существуют в официальной грамматике.

Также существует слово la'oi, которое аналогично словам zo'oi и la'o и которое работает как zo'oi, но рассматривает цитату как имя:

la'oi цитирует только следующее слово, используя его как имя. Следующее слово отграничено паузой в речи или пробелом на письме:

Как бы ты сказал «Моё русское имя - «София»»?

rusko x1 русский/российский/относится к русской или российской культуре в аспекте x2

cmene x1 - это имя x2 (кого) которое используется x3 (кем)

Ответ: mi rusko se cmene la'oi София. Обратите внимание на необходимость se. Мы же не хотим сказать, что сами являемся именем!


Далее, ra'oi цитирует следующее rafsi. Так как rafsi не являются словами, они, как правило, должны быть помечены при помощи zoi. Кроме того, некоторые rafsi совпадают по форме с cmavo. Чтобы избежать путаницы в значениях, ra'oi всегда имеют дело с rafsi и не ставятся перед текстом, который не является rafsi.

Что же значит ra'oi zu'e rafsi zo zukte .i ku'i zo'oi zu'e sumtcita ?

ku'i междометие: рассуждение: тем не менее/однако (контраст с чем-то, что было сказано перед этим)

rafsi x1 - это аффикс для слова/понятия x2 со свойствами x3 в языке x4

Ответ: «rafsi «zu'e» - это rafsi от «zukte», но «zu'e» - это предлог-sumtcita».

Ну, и, наконец, полезное слово ma'oi. ma'oi цитирует любую cmavo, но трактует цитату в качестве названия класса слов (selma'o), к которому это cmavo-слово принадлежит. К примеру, поскольку ba'o принадлежит к классу слов, называемых ZAhO, то ma'oi ba'o - это неофициальный ложбанский термин для «ZahO».

Попробуйте выразить, что pu и ba принадлежат к одному selma'o-классу!

cmavo x1 - это служебное слово класса x2 в языке x3

(Один возможный) ответ: zo pu cmavo ma'oi ba

Волна 19 (числа)

Обычно при изучении языка одна из тех вещей, которым обучают в самом начале – как считать. На самом деле в этом мало смысла, поскольку незачем знать числа, если ты не знаешь, как говорить о вещах, к которым они применяются. Отчасти именно это и является причиной того, что я оставил всё это до 19-ой волны. Другая причина в том, что, хотя сами по себе числа можно запомнить достаточно легко, но то, как они связаны с sumti, может вначале показаться запутанным. Однако это мы отложим для более поздней волны.

Перед тем, как выучить сами слова, мы должны знать, что числа не имеют внутренней грамматики. Это значит, что любой ряд числительных (далее обозначаемый как «числовая строка») трактуется в ложбанской грамматике точно так же, как и любая другая числовая строка, даже если эта строка не имеет смысла. Таким образом, никогда нельзя ответить однозначно, имеет числовая конструкция смысл или нет. Однако существуют рекомендации по использованию числительных, и путаница возникнет только в том случае, если мы уклонимся от этих правил.

Изучение всех ложбанских числительных выходит за рамки этой волны, так что пока мы познакомимся только с тем, что чаще всего используется в тексте. Широкий спектр ложбанских математических cmavo называется mekso (от ложбанского «математическое выражение») и повсеместно игнорируется из-за его сложности и сомнительности его преимуществ перед так называемой математикой bridi.

Давайте начнём с простых ложбанских чисел, от нуля до девяти:

ноль

один

два

три

четыре

пять

шесть

семь

восемь

девять

no

pa

re

ci

vo

mu

xa

ze

bi

so

Обратим внимание на то, как чередуются гласные (за исключением no) и на то, что каждая согласная среди цифр встречается только один раз, не более.

Чтобы выразить числа больше девяти, используется последовательность цифр:

vo mu ci – четыреста пятьдесят три (453)

pa no no no no - десять тысяч (10 000)

Также существует «вопросительная цифра», которая используется так же, как и другие вопросительные слова, - для заполнения пропусков. Это xo. Ответом вопрос с использованием xo могут быть либо соответствующие цифры сами по себе, либо они могут представлять из себя числовые конструкции, как будет показано ниже.

ci xo xo xo – три тысячи с чем? (3???)

xo - вопросительная цифра – используется как и любая другая цифра, но для того, чтобы задать вопрос относительно конкретной цифры.

Для обозначения неуказанных, опускаемых цифр иногда используется экспериментальное слово xo'e. Хотя его определение и является неофициальным.

ci xo'e xo'e xo'e – три тысячи с чем-то.

xo'e – опускаемая цифра.

Так как все числовые строки рассматриваются грамматически одинаково, можно также ответить на несколько цифр одним xo'e.

Кроме того, существует множество шестнадцатеричных цифр от A до F. И, хотя по умолчанию ложбан работает в десятичной системе, но если ты видишь шестнадцатеричные цифры, то можно с уверенностью предположить, что используется шестнадцатиричная система счисления:

dau

fei

gai

jau

rei

xei

vai

10(A)

11(B)

12(C)

13(D)

14(E)

14(E)

15(F)

Да-да, существует два слова для E. Одно из них – официальное, rei (все трёхбуквенные cmavo, начинающиеся с буквы x, являются экспериментальными). xei же было придумано для того, чтобы избежать путаницы с re.

Основание системы счисления может быть явно указано при помощи ju'u, и тогда любое число перед ju'u представляет из себя число, о котором мы говорим, а любое число после него – основание системы счисления:

dau so fei no ju'u pa re – A9B0 в системе счисления с основанием 12. Обратите внимание, что основание (в данном случае 12) выражается всегда в десятичной системе. По идее, в разговоре можно постоянно менять основание, но, так как эта возможность никогда не использовалось на практике, она и не стандартизирована.

Также полезно узнать, как выразить дроби. Они, как правило, выражаются через десятичную точку, pi.

pi – десятичная точка (или точка в используемой тобой системе счисления):

pa re pi re mu – двенадцать точка двадцать пять (12.25).

Как и в математике, если перед или после pi отсутствует числовая строка, значит отсутствующая часть числа - это ноль.

Числовой разделитель pi'e используется либо для разделения цифр в случае использования основания более 16, либо когда десятичная точка не употребляется, например, когда говорят о времени в часах, минутах и секундах:

pa so pi'e re mu pi'e no ju'u re ze – девятнадцать, двадцать пять, ноль, в системе счисления с основанием 27 (JP0 в системе счисления с основанием 27).

re re pi'e vo bi – двадцать два, сорок восемь (22:48).

Существует также целый ряд числительных, которые не являются математически точными, а скорее субъективными или относительными. Поведение этих слов практически ничем не отличается от поведения цифр, за исключением того, что их нельзя комбинировать так, как это делают с цифрами для составления чисел:

ro

so'a

so'e

so'i

so'o

so'u

всё

почти всё

большинство

много

несколько

мало

Если комбинировать их с любыми числами, предполагается, что эти слова дают дополнительное суждение о величине числа:

mu bi so'i sai – пятьдесят восемь, что действительно много.

Следовательно, они не могут быть помещены в середину числовой строки. Будучи расположенными после pi, предполагается, что они оценивают величину дроби:

pi so'u - маленькая часть этого

pi so'o – немного из этого

pi so'i – большАя часть этого

pi so'e – бОльшая часть этого

pi so'a – почти всё из этого


Вот ещё некоторые чрезвычайно субъективные числа – они применяются точно так же, как и предыдущие:

du'e

mo'a

rau

очень много

очень мало

достаточно

Следующие пять контекстно-зависимых чисел работают так же, как и предыдущие, с тем исключением, что они используют следующее после них число, чтобы обрести значение:

da'a

su'e

su'o

za'u

me'i

все, за исключением n

максимум n

как минимум n

больше, чем n

меньше, чем n

Если за ними не следует числовая строка, под "n" подразумевается число «один».

so'i pa re da'a mu – много, то есть двенадцать, то есть что угодно, кроме пяти.

Два последних числительных, которые мы должны знать, имеют несколько более сложное употребление:

ji'i – округление числа или приближение числа.

Когда ji'i ставится перед числом, всё число считается приблизительным:

ji'i ze no za'u rau ju'o – «около семидесяти, чего более чем достаточно, конечно».

Размещённое в середине числа, оно указывает на то, что только следующие за ним цифры не являются точными. А если в конце – это значит, что всё число было округлено.

ki'o – числовая запятая – отделяет цифры внутри одной строки; тысячи.

ki'o созвучно со словом «кило», и это не случайно. В самом простом случае ki'o используется для разделения цифр по три разряда в больших числах так же, как используют запятые в английском языке:

pa ki'o so so so ki'o bi xa ze – 1,999,867

Если перед ki'o стоит меньше трёх цифр, то предполагается, что они представляют собой младшие разряды из возможных трёх, а остальное заполняют нули:

vo ki'o ci bi ki'o pa ki'o ki'o – 4,038,001,000,000

Аналогично ki'o используется после десятичной точки.

На этом мы завершаем обзор ложбанских числительных. Использование их в sumti - это отдельная тема, и мы оставим её до двадцать второй волны. Теперь же сосредоточимся на том, как эти числа могут быть использованы в bridi.

Строка из числительных сама по себе является грамматически корректной, так как они могут выступать в качестве ответа на вопрос xo-типа. В этом случае, однако, они не могут рассматриваться, как часть какой бы то ни было bridi. В общем, возможны два варианта использования чисел в составе bridi: просто как числа, либо в качестве мерил. Мы вернёмся к мерилам в более поздней волне. А сейчас мы взглянем на безразмерные числа.

Безразмерное число – это любой ряд числительных, предваряемых словом li. Это позволяет числу выступать в роли sumti в качестве математического понятия, например, «число шесть». Его завершитель-famyma'o – это lo'о.

li преобразует числовое/mekso-выражение в sumti.

lo'o завершитель: завершает числовое/mekso-выражение в sumti.

Такие sumti обычно заполняют позицию x2 brivla, например, в mitre или cacra

mitre x1 занимает x2 метров в измерении x3 согласно стандарту x4

cacra x1 длится x2 часов (по умолчанию 1 час) согласно стандарту x3

Попробуйте перевести следующее:

le ta nu cinjikca cu cacra li ci ji'i u'i nai

Ответ: «(печальный вздох) этот флирт продолжается уже более трёх часов».

Как ты сосчитаешь до трёх на ложбане?

Ответ: li pa li re li ci

И последнее, что мы пройдём в этой волне, - это слова из selma'o MAI и MOI.

MAI содержит только два слова, mai и mo'o.

Оба они преобразуют числовую строку в порядковое числительное, которое имеет ту же грамматику, что и междометия. Порядковые числительные используются для разделения текста на пронумерованные сегменты, например, главы или разделы. Единственное различие между mai и mo'o состоит в том, что mo'o отделяет более крупные части текста, что позволяет разделять текст на двух разных уровнях, например, нумеровать главы с помощью mo'o, а разделы внутри этих глав - с помощью mai.

Обратите внимание, что как эта группа слов, так и группа слов MOI принимает любую числовую строку напрямую, не нуждаясь в li.

mai: порядковый маркер низкого уровня: преобразует число в порядковое числительное.

mo'o: порядковый маркер высокого уровня: преобразует число в порядковое числительное.

В группе MOI есть пять слов, и все они преобразуют числовую строку в сказуемое. Рассмотрим каждое из них.

moi – преобразует число n в сказуемое: x1 есть n-ый член множества x2 согласно порядку x3

Например: la lutcimin ci moi lo'i ninmu pendo be mi le su'u lo clani zmadu cu lidne lo clani mleca – «Лу Ши Мин - третья среди моих подруг согласно следующему порядку: более высокие из них предшествуют менее высоким».

(Если при указании последовательности в качестве sumti используется ka-абстракция (см. 29-ую волну), то члены множества сортируются от больших в данном качестве к меньшим, поэтому x3 следующего предложения можно просто сократить до lo ka clani)

lidne x1 находится перед x2 в последовательности x3

clani x1 - длинный в размерности x2 согласно стандарту x3

zmadu x1 превышает x2 в свойстве/аспекте x3 по количеству x4

mleca x1 меньше, чем/меньше характеризуется, чем x2 в свойстве/аспекте x3 по количеству x4

mei – преобразует число n в сказуемое: x1 - это массив, сформированный из множества x2, который имеет n членов из x3

Обратим внимание, что здесь x3 - это отдельными члены, x2 – множество, а x1 – массив.

Что означает mi ci mei ?

Ответ: «Мы – группа из трёх».

si'e – преобразует число n в сказуемое: x1 - это n раз x2

Например: le vi plise cu me'i pi pa si'e lei mi cidja be ze'a lo djedi – «Это яблоко - менее чем десятая часть моей еды за один день (моего рациона)». cu'o – преобразует число n в сказуемое: x1 имеет n-нную вероятность в условиях x2

Например: lo nu mi mrobi'o cu pa cu'o lo nu mi denpa ri – «Событие моей смерти имеет вероятность 1 при условии: я жду его» = «Я точно умру, если буду ждать его достаточно долго».

denpa x1 ждёт x2, находясь в состоянии x3 до тех пор, пока не возобновится/начнется x4

va'e – преобразует число n в сказуемое: x1 находится в n-нном положении на шкале x2.

Например: li pa no cu ro va'e la torinon – «10 – это самое высокое значение по Туринской шкале».

Волна 20 (bo, ke, co и прочие прелести)

Допустим, ты - важный российский покупатель компьютеров. Как это сказать? Для подобных конструкций tanru идеальны: mi vajni rusko skami te vecnu. Но секундочку, это же не грамотно. Tanru группируются слева направо, так что такое tanru следует понимать как: ((vajni rusko) skami) te vecnu, то есть покупатель компьютеров для важных россиян. Мы не можем изменить порядок сказуемых для того, чтобы получить нужное tanru. Также нельзя решить это и при помощи логических связок, которые мы будем учить позже.

Единственный путь сделать правильное tanru – это сгруппировать сказуемые по-другому. Для связывания двух сказуемых внутри tanru между ними нужно поместить слово bo: mi vajni bo rusko skami bo te vecnu читается как mi (vajni bo rusko) (skami bo te vecnu), что нам и требуется. Если bo находится между нескольких расположенных в ряд сказуемых, то эти сказуемые группируются справа налево вместо обычного порядка слева направо: mi vajni rusko bo skami bo te vecnu читается как vajni (rusko bo (skami bo te vecnu)) – «важный (российский покупатель компьютеров), что звучит даже более уместно в данной ситуации.

bo тесно связывает два сказуемых вместе.

Как бы ты сказал «Это - вкусное жёлтое яблоко»?

kukte x1 является вкусным для x2

Ответ: ti kukte pelxu bo plise

А как насчёт «Это большое, вкусное жёлтое яблоко»?

Ответ: ti barda kukte bo pelxu bo plise

Другим вариантом решения подобной проблемы может быть использование слов ke … ke'e. Их можно рассматривать как эквивалент используемых выше круглых скобок. ke открывает тесное группирование сказуемых, ke'e её завершает.

ke – начало тесного группирования сказуемых.

ke'e – конец тесного группирования сказуемых.

Сила связывания в этом случае точно такая же, как и в случает с bo. Таким образом, mi vajni rusko bo skami bo te vecnu может читаться как mi vajni ke rusko ke skami te vecnu {ke'e} {ke'e}.

Как бы ты сказал «Я немецкий продавец жёлтого дома»?

Ответ: mi dotco ke pelxu zdani vecnu

Хотя мы сейчас и разбираемся с обычной структурой tanru, существует ещё одно слово, на которое стоит обратить внимание. Если я хочу сказать, что я профессиональный переводчик, я могу сказать mi fanva se jibri

jibri x1 это работа x2

dotybau x1 это немецкий язык, используемый x2 для того, чтобы сказать x3

glibau x1 это английский язык, используемый x2 для того, чтобы сказать x3

Если бы я хотел сказать, что я профессиональный переводчик с английского на немецкий, мне бы пришлось повозиться с be и bei: mi fanva be le dotybau bei le glibau be'o se jibri, и мы бы,наверное, даже и не смогли переварить эту конструкцию в речи и понять, что она - tanru из-за её сложности.

Здесь мы можем использовать слово co. Оно переворачивает tanru, преобразуя крайнее правое сказуемое в крайнее левое:

mi se jibri co fanva le dotybau le glibau это то же самое bridi, что и предыдущее, написанное на ложбане, но намного более лёгкое для понимания. Обратите внимание, что любой sumti перед tanru заполняет se jibri, тогда как следующий за ним заполняет только модифицированное сказуемое: fanva.

co обращает tanru. Все предыдущие sumti являются теми, кого модифицируют, все последующие – модификаторами.

Сила, с которой два сказуемых связываются друг с другом при помощи co, очень слабая – ещё слабее, чем обычная группировка без других группирующих слов. Это гарантирует, что в со-конструкции самое левое сказуемое – это модифицируемое сказуемое, а самое правое – это всегда модификатор, даже если любая из этих частей представляет из себя tanru. Это делает со-конструкцию легко читаемой:

ti pelxu plise co kukte читают ti (pelxu plise) co kukte, что, по сути, то же самое, что и ti kukte pelxu bo plise. Это также значит, что ke … ke'e не может охватить собою co.

Однако cmavo из selma'o GIhA и логические связки, следующие за bridi, связываются ещё слабее, чем co. Это делается для того, чтобы полностью избежать путаницы с тем, какое сказуемое связывается с каким в GIhA-конструкции. Ответ прост: GIhA никогда не охватывает собой никаких групп сказуемых.

Как бы ты сказал «Я важный российский покупатель компьютеров», используя co?

Ответ: mi skami te vecnu co vajni rusko

Вот (на всякий случай) перечень различных группировщиков сказуемых, упорядоченных по силе связывания:

1. bo и ke…ke'e

2. логические связки (объясняются в двадцать пятом уроке), кроме bridi-хвостовых связок

3. не группирующие слова

4. co

5. логические связки, следующие за bridi (также объясняются в двадцать пятом уроке)

В остальной части этого урока мы больше не будем обсуждать группировку сказуемых. Но обсудим похожие слова, которые могут быть нам полезны.

У слова bo есть ещё одна функция, которая может показаться отличной от функции группирования сказуемых: bo может также привязывать предлог ко всему bridi целиком таким образом, что содержимое этого предлога - это уже не sumti, а следующее за ней bridi. Лучше всего это объяснить на примере:

xebni x1 ненавидит x2

mi darxi do .i mu'i bo mi do xebni – «Я бью тебя, потому что я тебя ненавижу». Здесь bo привязывает mu'i к следующему bridi.

Вот где является актуальной техническая разница между предлогом, выражающими грамматическое время, и другими предлогами. Дело в том, что когда привязка нормального предлога к bridi происходит при помощи bo, это означает, что следующая bridi каким-то образом вписывается в sumti-место этого предлога. По бог знает какой причине привязывание одного из слов ba или pu к bridi даёт прямо противоположный эффект. Например, в bridi mi darxi do .i ba bo do cinjikca можно было бы предположить, что вторая bridi каким-то образом заполняет место sumti ba, что означает то, что произнесённое в первой bridi состоялось в будущем второй bridi. Однако это не так, и правильный перевод этого высказывания таков «Я ударил тебя. После этого ты флиртовал». Это странное правило фактически является одной из основных причин, мешающих объединению всех предлогов в один класс слов. Другое различие в том, что интервальные sumtcita можно опускать, даже если они применимы. Это правило имеет больше смысла, так как мы часто предполагаем, что bridi помещено во времени и пространстве, но мы не можем предположить, что предлоги класса BAI применимы.

Неофициальное слово me'oi эквивалентно me la'e zo'oi, что означает, что оно преобразует содержимое следующего слова в сказуемое. Оно используется для лёгкого изобретения новых brivla, например: mi ca zgana la me'oi X-files это “Я сейчас смотрю Х-файлы ("Секретные материалы")». Как и все cmavo, цитирующие следующее слово, оно не поддерживается официальной грамматикой, но для ленивого ложбаниста оно неоценимо.

Слово gi - это довольно странный тип bridi-разделителя. Он аналогичен .i, но, насколько мне известно, используется только в двух видах конструкций: чаще всего с логическими связками, которые объясняются в двадцать пятой волне, или с предлогом. С предлогом оно создаёт полезную, но тяжёлую для восприятия конструкцию:

mu'i gi BRIDI-1 gi BRIDI-2, которая эквивалентна BRIDI-2 .i mu'i bo BRIDI-1. Таким образом, приведённый выше пример, который объясняет, почему я тебя бил, может быть записан как mu'i gi mi xebni do gi mi darxi do или, чтобы сохранить прежний порядок исходного предложения, мы можем преобразовать mu'i при помощи se: se mu'i gi mi darxi do gi mi xebni do.

Именно такие примеры могут показать универсальность слова gi. Оно не просто разделяет два bridi так, как это делает .i. Оно также может разделять две конструкции внутри bridi, делая все конструкции снаружи области охвата слова gi относящимися к обоим bridi так, как демонстрирует вот этот пример:

cinba x1 целует x2 в место x3

mi gi prami do gi cinba do оставляет mi снаружи конструкции, делая его относящимся к обеим bridi. Это также может проделать c do, которое тoже оказывается относящимся к обоим bridi: mi gi prami gi cinba vau do. Обратите внимание, что vau необходимо для того, чтобы вынести do за пределы второй bridi.

Таким образом, мы можем записать первоначальное предложение короче: mi mu'i gi xebni gi darxi vau do, или, опуская даже vau, мы можем записать это ещё короче и ещё элегантнее: mi do mu'i gi xebni gi darxi

Волна 21 (COI)

В этом уроке мы познакомимся со звательными конструкциями, обращениями, или ma'oi coi. Они рассматриваются в отдельной волне не потому, что их понимание обеспечивает понимание грамматики ложбана в целом, и не потому, что они трудны для понимания, а скорее потому, что они очень часто используются в повседневной речи, и они разные.

Частично обращение используется для того, чтобы определить, к чему относится do. Если за обращением следует cmevla, подразумевается, что перед cmevla стоит la. Если следует сказуемое, то в качестве gadri используется le.

В этих примерах я буду использовать обращение coi, что значит «привет» или «здравствуй».

Если имя человека представляет собой la + СКАЗУЕМОЕ, то использование обращения только со сказуемым для обращения к этому человеку будет означать, что ты обращаешься к нему так, как на самом деле звучит х1 этого сказуемого, что зачастую неправильно. Если, например, человека зовут la rozgu, «Роза», то заявление coi rozgu ссылается на неё, как на le rozgu, означая «Привет, роза», в то время как coi la rozgu корректно указывает на неё, как на нечто, называемое «Роза», и означает «Привет, Роза». Это частая ошибка, особенно среди ложбанистов-новичков.

У обращений также имеется завершитель, который иногда требуется. Это do'u. В основном он используется в том случае, если оба слова – и первое слово после обращения и последнее слово фразы-обращения - представляют из себя сказуемое, таким образом препятствуя образованию tanru:

do'u - конец обращения, обычно опускается.

klaku x1 плачет x2 (слезами) по причине x3

coi la gleki do'u klaku fi ma «Привет, Счастливчик. Почему плачешь?»

Общее обращение, doi, ничего не даёт, кроме того что определяет, кто же такой do, на которого ссылаются:

doi .ernsyt. xu do dotco merko «Эрнст, ты немецкий американец?»

Все остальные обращения имеют несколько значений. coi, которое мы уже знаем, также значит «привет», например. Многие из обращений имеют по два или по три значения, как у междометий. Это потому, что их, как и междометия, можно преобразовывать при помощи cu'i и nai, правда cu'i-форму имеет только одно обращение.

Некоторые важные для общения обращения перечислены в таблице ниже. Кроме них, есть и другие, но они практически не используются.

обращение

без суффикса

-cu'i

-nai

coi

привет

-

-

co'o

пока

-

-

je'e

понял/OK

-

не понял

fi'i

добро пожаловать

-

ты здесь не нужен

pe'u

пожалуйста

-

-

ki'e

спасибо

-

без благодарностей (в отрицательном смысле неприятия)

re'i

готов слушать

-

не готов слушать

ju'i

эй!

вольно

не обращай на меня внимания

ta'a

пауза

-

-

vi'o

будет сделано, слушаюсь

-

не буду я этого делать

ke'o

повтори

-

не надо повторять

di'ai

пожелание

-

проклятие

Обратите внимание, что ki'ai - это экспериментальное слово.

Что бы значило coi co'o ?

Ответ: «Привет мимоходом» или «Привет и пока», например, когда ты пробегаешь мимо кого-либо.


je'e используется не только как «ОК», но также и как соответствующий ответ при получении похвалы или благодарности (по крайне мере, если ты скромно принимаешь её), означая, что похвалу или благодарность ты понял.

Переведите ki'e sidju be mi bei lo vajni .i je'e .jenifyn.

sidju x1 помогает x2 делая x3

Ответ: «Спасибо за помощь в важном деле». «Нет проблем, Дженнифер.


А теперь fi'i te vecnu .i pe'u ko citka

Ответ: «Добро пожаловать, покупатель. Пожалуйста, кушайте».


re'i используется для того, чтобы показать, что ты готов к тому, чтобы с тобой начали говорить. Его можно использовать как ложбанский эквивалент фразы «Чем могу служить?» или же им можно заменить «Алло» в разговоре по телефону. re'i nai может означать «отошёл» или «буду через секунду».

Переведите: «Привет. Чем я могу помочь тебе, Переводчик? »

Ответ: co'i re'i la fanva


ta'a используется при попытке вежливо прервать кого-то другого. Какой бы мог быть хороший ответ на это?

Переведите: ta'a ro do mi co'a cliva

cliva x1 покидает x2 по маршруту x3

Ответ: «Простите, что перебиваю вас всех; я ухожу».


Заметим, что завершитель либо .i здесь не нужен.

ke'o часто используется в случаях, когда неопытный ложбанец говорит с кем-нибудь вслух. Это достаточно удобное слово.

sutra x1 быстр при выполнении x2

Переведите: .y ke'o sutra tavla

Ответ: «Повтори, быстро говоришь».


А теперь: «Хорошо, хорошо (печально)! Сделаю как скажешь!»

Ответ: ke'o nai .ui nai vi'o

Волна 22 (количественные sumti)

Большинство других учебных материалов, таких как "Эталонная Грамматика Ложбана" и "Ложбан для начинающих" были написаны до официального введения "xorlo" - изменений в определении и количественном анализе gadri. Устарелость части текстов более ранних учебных материалов было главным стимулом для написания этих уроков. К сожалению для меня, количественный анализ sumti может оказаться очень сложной темой, если подробно обсуждать некоторые правила. Чтобы эта волна оказалась достаточно точной и представляла "золотой стандарт" правил BPFK (комитета по развитию ложбана), я написал её одной из последних, и она была наиболее часто переписываемой. Я буду рад любому, кто найдёт ошибки в этом тексте. Отпишитесь в группу http://vk.com/menli.bangu, чтобы я мог их исправить.

Итак, получив такое "предупреждение", давайте начнём:

Первое понятие, о котором тебе нужно будет знать, - это "распределяемость". В четырнадцатой волне я использовал слово "отдельные объекты" о группе объектов, рассматриваемых распределённо. Распределительная группа ko'a является для любого сказуемого broda группой, такой, что, если ko'a broda истинно, то это означает, что каждый член группы также характеризуется с помощью broda. В этом отличие от нераспределяемости (которую имеют массивы), в которой у группы есть другие свойства, чем у каждого из отдельных объектов. Различие между распределяемостью (если мы рассматриваем отдельные объекты) и нераспределяемостью (если мы рассматриваем массив) имеет смысл при количественном анализе sumti.

Давайте сначала рассмотрим, как можно проводить количественный анализ описательных sumti, которые представляют из себя sumti в форме GADRI BRIVLA. Числовая строка, которая производит количественный анализ, может быть помещена перед gadri, и в таком случае её называют внешним мерилом, также её можно поместить между gadri и данной brivla, и тогда она - внутреннее мерило. Любой тип числовой строки может действовать как мерило.

Правила о том, как внутренние и внешние мерила затрагивают sumti, зависят от вида используемого gadri:

- для lo и le внутреннее мерило говорит нам, о скольких объектах суммарно говорится в данном рассуждении. Если присутствует внешнее мерило, то sumti распределяется по данному количеству объектов. Как было сказано ранее, если не присутствует никакого внешнего мерила, то достаточно неопределённо, к какому количеству объектов относится сказуемое (хотя явно такой объект не отсутствует совсем), и распределяются ли эти объекты или нет. Примеры всегда полезны, ну так вот и они:

mu lo mu bakni cu se jirna - внутреннее мерило для пяти объектов показывает нам, что мы говорим о пяти экземплярах (так сказать, штуках) рогатого скота, а внешнее мерило "пять" показывает нам, что сказуемое истинно для каждого из пяти. Поэтому это высказывание означает, что "У всех этих пяти коров были рожки".

bakni x1 является коровой/волом/рогатым скотом/теленком и т.д. породы x2

jirna x1 является рожком x2 (метафорически: любая заострённая конечность)

Что означают следующие bridi?

lo ru'urgubupu be li re pi ze mu cu jdima lo pa rе sovda

ru'urgubupu x1 весит x2 британских фунтов (GBP)

jdima x1 - цена товара x2 для покупателя x3, устанавливаемая продавцом x4

sovda x1 является гаметой (яйцом/спермой) (кого) x2

Ответ: "Двенадцать яиц стоят 2.75 британских фунтов", что, как и в русском переводе, может означать, что они стоят 2.75 фунта каждое (распределённо) или что все двенадцать вместе стоят 2.75 (нераспределённо).

so le ta pa pa ci'erkei cu clamau mi (заметим, что ta идет перед внутренним мерилом)

ci'erkei x1 играет в игру x2, имеющую правила x3, с x4 - взаимосвязанными частями игры

clamau x1 более высок/более длинен, чем x2 в направлении x3, составляя разницу x4

Ответ: внутреннее мерило показывает, что присутствует 11 игроков в данном рассуждении, а внешнее показывает, что сказуемое применяется к 9 из них распределённо. Это означает "Девять из 11 игроков выше меня".

Есть несколько моментов, которые надо рассмотреть относительно количественного анализа lo/le:

Во-первых, lo уникален тем, что "{число} {сказуемое}", определяется как "{число} lo {сказуемое}". Поэтому, ci gerku cu batci rе nanmu означает ci lo gerku cu batci rе lo nanmu, которое рассматривает и группу собак, и группу мужчин распределённо. Поэтому каждая из этих трех собак укусила каждого из этих двух мужчин; итого шесть событий.

batci x1 кусает/щиплет x2 в за участок x3 x4 (чем).

Во-вторых: что, если нет внешнего мерила? Означает ли это, что оно там есть, но просто опущено? Нет. Если есть любой тип внешнего мерила, опускается ли оно или нет, это вынуждает sumti быть распределённой, что будет означать, что ни lo, ни le не могут использоваться, чтобы описывать массивы. Поэтому, если внешнее мерило отсутствует, то оно вовсе не опущено, его там просто нет! sumti без внешнего мерила иногда называют "константами", хотя я их так не буду называть.

В-третьих, не имеет никакого смысла иметь внешнее мерило, которое больше, чем внутреннее. Это означает, что сказуемое остаётся истиной для большего количества sumti, чем присутствуют в рассуждении - но, так как они появляются в bridi, они являются частью рассуждения. Хотя грамматически это было бы корректно.

Наконец, размещение lo или le перед sumti грамматически корректно, если присутствует внутреннее мерило. "lo/le {число} {sumti}" означает "lo/le {число} me {sumti}".

Что бы могла значить следующая фраза? mi nelci loi mi briju kansa .i ku'i ci lo re mu ji'i ri cu lazni

briju x1 является офисом для рабочего x2 в месте x3

kansa x1 сопровождает x2 в действии/состоянии/предприятии x3

lazni x1 ленив и избегает работы относительно x2

Ответ: "Мне нравятся мои коллеги, но три из приблизительно двадцати пяти из них ленивы"

- для la внутреннее мерило грамматически корректно, если имя представляет из себя сказуемое - в этом случае, оно рассматривается как часть имени. Внешнее мерило используется, чтобы считать такие отдельные объекты распределённо (во многом как lo/le). Такая конструкция грамматически корректна, когда помещается перед конструкцией {число} {sumti}, и тогда и число, и sumti считаются именем.

Переведите это: re la ci bargu cu jibni le mi zdani

Ответ: Два "Три арки" расположены близко к моему дому" (Возможно, "Три арки" - название ресторана?)

- для loi и lei внутреннее мерило говорит нам, сколько членов в массиве/массивах в рассматриваемом вопросе. Внешнее мерило определяет количество по этим массивам распределённо {!}.

Заметьте, что, в то время как массивы состоят из многих объектов, рассматриваемых нераспределённо, внешнее мерило всегда рассматривает каждый из этих массивов как отдельный объект.

Будучи помещенным перед числовой строкой, за которой следует sumti, loi/lei определяются как "lo gunma be lo/le {число} {sumti}" - "Массив, состоящий из такого-то {число} (данных) {sumti}".

Попытайтесь перевести это: re dei gunma re loi ze valsi .i ca'e pa dei jai gau jetnu

gunma x1 является массивом отдельных объектов x2

valsi x1 является словом, означающим x2 на языке x3

ca'e указатель отношения и эмоций: индикатор очевидности: я определяю

jetnu x1 верно согласно метафизике/эпистемологии x2

Ответ: "Эти два высказывания являются массивом, состоящим из двух отдельных массивов, каждое из семи слов. Я определяю: это произнесение является причиной того, что {это высказывание} верно."

- для lai во многом как и для la, внутреннее мерило (когда именем является сказуемое) является частью имени. Внешнее мерило устанавливает количество как распределённое. Перед числом+sumti и sumti, и число составляют имя.

Когда в качестве внешнего мерила используется доля, определяющая количество loi, lei или lai, то имеется в виду только часть массива (например, "половина Джонсонов" - pi mu lai .djansyn.).

- для lo'i и le'i внутреннее мерило описывает количество членов множества. Внешнее мерило описывает количество как распределённое по нескольким из таких множеств. Будучи помещенным перед числом и sumti, оно означает "lo selcmi be lo/le {число} {sumti}" - "Множество из {числа} {sumti}".

Переведите lo'i ro se cinki cu bramau la'a pa no no lo'i ro se bogykamju jutsi.

cinki x1 является насекомым вида x2

la'a указатель отношения и эмоций: индикатор рассуждения: вероятно

bramau x1 больше, чем x2 в измерении x3 по границе x4

bogykamju x1 является позвоночником x2

jutsi x1 является видом рода x2, семьи x3… (открытая конечная классификация)

Ответ: "Множество всех видов насекомых, вероятно, больше, чем сто множеств всех видов позвоночных животных"

- для la'i правило то же самое, что и для lai.

Как и с gadri для массивов, внешнее мерило перед gadri множеством позволяет выразиться о части множества. Перед числом и sumti оно определяется как "lo selcmi be la {число} {sumti}" - "Множество, состоящее из {числа} {sumti}" (рассматриваемых как имя).

- lo'e и le'e по некоторым причинам не включены в принятое в настоящее время предложение относительно gadri. Если бы кто-то захотел расширить правила других gadri, то lo/le, вероятно, были бы лучшим выбором (так как оба оперируют скорее с отдельными объектами, чем группами), и, таким образом, можно было бы ожидать, что внешнее мерило даст распределённость по количеству типичных/стереотипных вещей, определяемых внутренним мерилом.

При количественном анализе местоимений, представляющих несколько объектов, полезно помнить, что обычно они - массивы. По определению, "{число} {sumti}" определяется как "{число} da poi ke'a me {sumti}". Мы ещё познакомимся с da в следующих волнах, поэтому пока просто посчитаем, что 'da означает "что-то" в данном контексте. Поэтому ci mi означает "Три из тех, кто принадлежит "нам". При количественном анализе таких массивов можно спокойно предположить, что отношение, подразумеваемое словом me, - это нахождение в массиве, и поэтому ci mi - "три из нас".

Иногда необходимо проводить количественный анализ сказуемых или объектов, идентичность которых неизвестна. Это осуществляется с помощью "логически определяемых переменных". О них, а так же о том, как как проводить с ними количественный анализ, будет рассказано в 27-ой волне.

Наконец, как можно определить количество неисчислимых веществ, таких как сахар или вода? Один метод - это определить их количество, используя неточные числа. Это использование не совсем корректно, не только потому, что значение числа неопределено, но и потому, что неясно, на каком масштабе мы считаем: сахар можно считать группой из множества кристаллов, считаемых по одному, а воду можно считать каплями, которые составляют данный массив воды. Хотя этот способ законен, он не очень точен и легко способен ввести в заблуждение.

Чтобы явно выразить неисчисляемые слова, лучше использовать пустой операнд tu'o в качестве внутреннего мерила.

tu'o - нуль-операнд (Ø). Используется в одноместных mekso.

Это решение изящно и интуитивно понятно, оно также дает мне право привести этот кошмарный, но всё же смешной пример из оригинального предложения из реформы xorlo:

le nanmu cu se snuti .i ja'e bo lo tu'o gerku cu kuspe le klaji

snuti x1 является несчастным случаем по вине x2

ja'e предлог: BAI: (от jalge): bridi приводит к {sumti}

kuspe x1 охватывает/расширяется по x2

klaji x1 является дорогой/авеню/улицей в x2, дающей доступ к x3

Что это означает?

Ответ: "Человек стал причиной аварии, из-за которой по всей дороге была собака".

Второй метод определения количества веществ использует интервалы ve'i, ve'a и ve'u как уже упомянуто в 10-ой волне:

ti ve'i djacu - Это - небольшое количество воды.

djacu - x1 является количеством воды / состоит из воды / содержит воду

В-третьих, конечно, мы можем использовать brivla, чтобы указать точное значение:

le ta djacu cu ki'ogra be li re pi ki'o ki'o - "У той воды масса 2.000 000 килограммов".

ki'ogra x1 измеряется массой в x2 килограммов по стандарту x3

Волна 23 (отрицание)

Иногда недостаточно просто сказать, что является истинным. Часто нам бывает нужно указать, что не является истинным, и для этого мы используем отрицание.

Для выражения отрицания в русском языке используется частица «не», и система в целом является произвольной и неточной. Мы, как ложбанисты, не можем так поступить, конечно. Именно поэтому в ложбане система отрицаний элегантна и недвусмысленна. То, что здесь будет представлено, - это официальный золотой стандарт правил. Движение несогласия с этими "золотыми правилами", касающимися na всё растёт, и есть неопределённость, набор каких правил должен их заменить. Сначала я изложу официальные правила.

Первое, о чём нам нужно знать, - это bridi-отрицание, называемое так потому, что оно отрицает bridi, в котором находится, и таким образом это отрицание говорит, что это bridi не является истинным. bridi-отрицание производится размещением слова na либо непосредственно перед сказуемым (после любого cu), либо же в начале предложения со словом ku после него, or just before the selbri.

speni x1 женат на x2 согласно соглашению x3

Таким образом: na ku le mi speni cu ninmu означает «Мой супруг не является женщиной».

Здесь ничего не говорится о том, что из себя представляет моя жена, даже если у меня есть жена. Здесь просто утверждается, что у меня нет жены, которая была бы женщиной. Это имеет важное значение: если bridi-отрицание даёт ложь, само bridi должно быть истинным, то есть: na ku le mi speni cu na ninmu должно значить, что у меня есть супруга, и что она – женщина.

Возможно использовать bridi-отрицание для любых bridi, даже для неявных bridi в описательных sumti. lo na prenu может относиться ко всему, что не является человеком, будь то сфинкс, бейсбол или свойство целесообразности.

bau - предлог, производное от bangu: на языке {sumti}.

se ja'e - предлог, производное от se jalge: из-за/потому что {sumti}.

Частой проблемой при использовании na является то, что мы отрицаем bridi целиком. Если я скажу mi na sutra tavla bau le glibau se ja'e le nu mi dotco, я в конечном итоге отрицаю слишком много, и остается не ясным то, что я только хотел отрицать то, что я говорю быстро. Исходя из предложения, можно предположить, что я на самом деле говорю быстро, только имею для этого некоторые другие причины (например, что я, возможно, говорю быстро по-французски, потому что я немец). Для того, чтобы выразить мысль точно, мне нужно отрицать только то, что я говорю быстро, не затрагивая при этом никаких других элементов предложения.

Для того, чтобы отрицать лишь часть bridi, na ku можно передвинуть на другое требуемое место внутри bridi, туда, куда только можно поставить sumti. В результате оно будет отрицать любое следующее за ним sumti, сказуемое или предлог. Если же поставить его прямо перед selbri, то ku можно опустить.


Перемещение na ku с левого конца bridi вправо определённым образом приводит к эффектам, которые видны на следующем примере:

Есть обоснованное мнение в ложбанском сообществе, согласно которому нет разумной причины, чтобы na, которая помещена перед selbri, отрицала бы всю bridi, в то время как na ku в любом другом месте отрицает только то, что стоит сразу после него. Однако, в этих волнах мы будем учиться официальной позиции по данному вопросу, а именно тому, что na перед selbri отрицает bridi.

Использование na ku объяснено на следующих примерах.

na ku ro remna cu verba Неверно то, что: Все люди являются детьми

su'o remna na ku cu verba Для по крайне мере одного человека неверно то, что: он ребёнок. Обратим внимание, что na ku помещено перед cu, так как sumti может стоять только до, но не после cu. Если бы я только использовал na, то она встала бы после cu - но это бы привело к отрицанию всего bridi и означало бы "Неверно то, что: по крайней мере один человек - это ребёнок".


Когда na ku перемещено вправо, то любое мерило обращается, то есть ro превращается в su'o. Это, конечно, происходит, если только нужно сохранить значение bridi. Это означает, что когда na ku помещается в конце bridi, только selbri отрицается, но все sumti и предлоги сохраняются, как можно увидеть в следующих трёх идентичных bridi:

na ku ro remna cu verba «Это неправда, что все люди – дети».

su'o remna na ku cu verba «По крайней мере, для одного человека неправда, что он ребёнок». Видите, na ku размещено перед cu, так как sumti может быть только там. Если бы я использовал только na, оно должно было бы идти после cu.

Мерило меняет своё значение на противоположное, ro преобразуется в su'o. Это, конечно, делается только в том случае, если значение bridi должно быть сохранено. Это значит, что когда na ku размещается в конце bridi, отрицаемым оказывается только сказуемое, все же sumti и предлоги сохраняются, как можно увидеть на примере этих трёх идентичных bridi:

ckule x1 - это школа, находящаяся в месте x2 обучающая x3 учащихся x4 и управляемая x5

na ku ro verba cu ve ckule fo su'o ckule – «Это неправда, что все дети – учащиеся одной школы».

su'o verba cu ve ckule na ku fo su'o ckule – «Некоторые дети – учащиеся не одной школы».

su'o verba cu ve ckule fo ro ckule na ku – «Некоторые дети не учатся во всех школах».

Обратное к na слово - это ja'a. Оно не так часто используется, так как и так подразумевается по умолчанию в большинстве bridi. Одним исключением является повторяемое bridi (обсуждается в следующей волне). Иногда оно используется, чтобы придать больший вес истинности bridi, как в предложении la .bab. ja'a melbi = "Боб действительно красив".

Несмотря на то, что механизм действия na ku напоминает отрицание, используемое в естественных языках, иногда может быть трудно точно отследить, что конкретно отрицается, как это влияет на bridi. По этой причине конструкция na ku встречается в основном в самом начале bridi. В большинстве случаев когда необходимо более конкретное отрицание, удобнее использовать другой метод.

Метод, называемый скалярным отрицанием, достаточно элегантен и интуитивно понятен. Используя его, мы воздействуем только на сказуемое, так как слова, используемые при скалярном отрицании, связываются со сказуемым очень похоже на слово se.

Название «скалярное отрицание» связано с тем, что слова, которые связываются со сказуемым, можно мысленно разместить на шкале "утверждение - полное отрицание (то есть утверждение, что истинно противоположное значение":

слово значение

слово

значение

je'a

«действительно», скалярное утверждение

no'e

«не совсем», скалярная середина

na'e

«не-» скалярное отрицание

to'e

«анти-» и др. скалярная противоположность

Эти слова не являются отрицанием в том же самом смысле, что и na. Они не утверждают, что bridi является ложным, они делают позитивное утверждение, что bridi истинно – то же самое bridi, но только с другим сказуемым. Впрочем, такое подразделение не такое уж и явное. Если, например, я заявляю mi na'e se nelci "Я нелюбим", я фактически заявляю, что какое сказуемое применимо ко мне, и оно находится на той же шкале, что и nelci. Чаще всего, мы подразумеваем, что позиции взаимно исключают друг друга (как в случае "любит - не любит - ненавидит"), поэтому mi na'e se nelci также подразумевает и mi na se nelci.

Поэтому, слова no'e и to'e следует использовать только когда сказуемое явно имеет выраженную шкалу, например:

le mi speni cu to'e melbi («мой супруг - урод») имеет смысл, так как мы прямо знаем, что возможна противоположность прекрасному, тогда как mi klama le mi to'e zdani («я иду к моей вещи, которая является противоположностью дома») заставляет слушателя гадать, что же это за такая «противоположность дома» у говорящего. Поэтому таких выражений следует избегать.

Итак, каким же образом мы можем отрицать только лишь одно сказуемое, не подразумевая при этом, что сказуемое будет корректным в какой-то другой позиции на этой шкале истинности? Очень просто: перемещая na ku к правому концу bridi, как это было показано несколькими строками выше. Эта особенность очень полезна. Некоторые ложбанисты предпочитают ставить префикс nar- (rafsi от слова na) перед сказуемым, это имеет тот же самый эффект, но я не рекомендую это делать, потому что это делает знакомое brivla каким-то чужим по звучанию, и, произнесённое мимоходом, оно может оказаться тяжёлым для восприятия другими.

Если нам необходимо отрицать только selbri, но нам необходимо это показать до окончания bridi, то можно использовать экспериментальное cmavo na'ei, которое грамматически работает как na'e

na'ei: отрицает только следующую за ним selbri

Попробуйте перевести эти предложения:

«Мой супруг не является женщиной» (в том смысле, что он – мужчина)

Ответ: le mi speni cu na'e / to'e ninmu. Использование здесь скалярного отрицания подразумевает, что супруг всё-таки существует, в отличие от случая с использованием слова na.

«Мой супруг на самом деле не женщина»

Ответ: le mi speni cu no'e ninmu. Здесь предполагается наличие шкалы от мужчины к женщине.

«Я не говорю быстро по-английски, потому что я – немец».

Ответ: mi na'e sutra tavla bau le glibau se ja'e le nu mi dotco

Отметим также, что всякий раз, когда эти слова используются вместе с tanru, они влияют только на самое левое сказуемое. Для того, чтобы сделать привязку к tanru в целом или к части tanru, мы используем обычные tanru-группирующие слова.

Попробуйте сказать: «Я продаю нечто, что не является жёлтым домом», используя tanru pelxu zdani vecnu

Ответ: mi na'e ke pelxu zdani ke'e vecnu или mi na'e pelxu bo zdani vecnu

Однако при попытке ответить на вопрос: «Король США – толстый?», все эти отрицания не срабатывают. Хотя технически правильно отрицать это при помощи na, которое не делает никаких предположений о том, что является истиной, это вводит в заблуждение собеседника, так как может заставить слушателя поверить, что существует король США. Для таких сценариев существует так называемое металингвистическое отрицание, na'i.

na'i - металингвистическое отрицание. Указывает на то, что с присвоением истинности к bridi что-то не так.

Поскольку na'i может понадобиться где угодно, ему была приписана грамматика междометий. Это значит, что na'i можно ставить где угодно, связывая его таким образом с предыдущим словом или конструкцией.

palci x1 является злом согласно стандарту x2

Предложение le na'i pu te zukte be le skami cu palci – «Искомая цель {ошибка!} компьютера была злом», оспаривает то, что компьютеры могут искать цель сознательно.

Так как это урок об отрицании, я считаю, что слово nai тоже заслуживает короткого упоминания. Оно используется для отрицания малых грамматических конструкций, и его можно использовать в комбинации с указателями отношений и эмоций, всеми предлогами, включая временные интервалы, звательные конструкции и логические связки. Правила использования отрицания nai зависят от конкретной конструкции, и поэтому эффект от nai обсуждается при упоминании самих конструкций. Исключение составляют предлоги, где правила для отрицания являются более сложными и не будут здесь обсуждаться.

Примечание: на момент написания этой волны поступило предложение перенести nai в selma'o CAI. Это означает, что семантика nai зависит от того, за каким selma'o оно стоит в предложении.

Волна 24 (brika'i/про-bridi и ko'a)

Если я говорю, что меня зовут Михаил (zo .mikail. cu cmene mi), и ты хочешь выразить то же самое bridi, то как это сделать? Один из множества возможных способов – это сказать do se cmene zo .mikail. Для того, чтобы bridi оставалось таким же, придётся заменить mi на do, при этом не имеет значения, будешь ли ты использовать сказуемое, преобразованное при помощи se, или нет. Всё дело в том, что bridi – это вовсе не слова, из которых оно состоит; bridi - это идея, утверждение относительно какой-либо абстракции. Слово mi, когда его говорю я, и слово do, когда это делаешь ты, относятся к одному и тому же sumti, так что два bridi идентичны.

Это урок о brika'i, bridi-эквивалентах местоимений (sumka'i). Это слова, которые представляют bridi целиком. Здесь важно помнить, что bridi состоит только из sumti и элементов, которые содержат в себе sumti, selbri и предлоги. Ни междометия, ни семантический слой ko или ma не являются частью собственно bridi, и поэтому они не представлены с помощью brika'i.

Количество brika'i намного меньше, чем количество местоимений-sumka'i. Вначале пройдёмся по некоторым словам из ряда наиболее часто используемых, так называемых GOhA:

Слово: определение:

go'u повторяет давнишнее bridi

go'a повторяет предыдущее bridi

go'e повторяет bridi перед последним

go'i повторяет последнее упомянутое bridi

go'o повторяет будущее bridi

nei повторяет текущее bridi

no'a повторяет внешнее bridi

Это некоторые из brika'i серии GOhA. Обратим внимание на ряд i, a, u для выражения недавнего события, средне удалённого в прошлое и далеко удалённого в прошлое. Это очень похоже на местоимение ri, ra и ru. Они могут отсылать к основному bridi из высказывания, а не к тем, которые содержатся в относительных фразах или описательных sumti. Главное bridi, конечно, может содержать относительную фразу, но brika'i никогда не может быть использована для отсылки исключительно к относительной фразе.

GOhA действуют грамматически подобно сказуемым, и любая конструкция, которая может применяться к сказуемому, также может применяться и к ним. Структура мест GOhA точно такая же, как и структура bridi, которые GOhA представляет, и sumti по умолчанию такие же, как и в bridi, которые GOhA представляет. Заполняя sumti-места в GOhA, мы прямо переписываем sumti из bridi, которые она представляет.

Сравним:

A: mi citka lo plise B: go'i - A: «Я ем яблоко». B: «Ты это делаешь».

и

A: mi citka lo plise B: mi go'i - A: «Я ем яблоко». B: «Я тоже».

Эти brika'i очень полезны при ответе на вопрос со словом xu:

A: xu do nelci le mi speni B: go'i / na go'i - A: «Тебе нравится моя жена?» B: «Да/Нет».

Междометие xu не копируется.

А теперь допустим, что мы повторяем bridi, которое отрицается с помощью na. Иными словами, в bridi, где na помещается в предварённой мысли (волна 27), в начале bridi или прямо перед сказуемым, правила для копирования na немного отличаются от того, что можно было бы ожидать. Любое na копируется, но любая дополнительное na в про-bridi заменяет первое na. Давайте разберём это на примере:

A: mi na citka lo plise

B: mi go'i = mi na citka lo plise

C: mi na go'i = mi na citka lo plise

D: mi na na go'i = mi citka lo plise = mi ja'a go'i

nei и no'a используются нечасто, за исключением словесных вывертов - составления трудноразбираемых bridi, таких, как dei na se du'u le no'a la'e le nei. Однако из-за того, что nei отсылает к текущему внешнему bridi, le nei можно использовать как ссылку на x1 текущего внешнего bridi, а le se nei – как ссылку на x2 и так далее.

При использовании brika'i надо всегда опасаться копирования предложений с личными местоимениями-sumka'i, такими, как mi, do, ma'a и др., и быть осторожными, чтобы не повторять их, когда они находятся в неправильном контексте, как это показано выше в двух примерах с яблоками.

Однако вместо того, чтобы заменять их одно за другим, слово ra'o в любой точке bridi обновляет персональные местоимения так, что они начинают соответствовать точке зрения говорящего:

A: mi do prami

B: mi do go'i

эквивалентно

A: mi do prami

B: go'i ra'o

ra'o обновляет все личные местоимения так, что они соответствуют точке зрения говорящего.

Единственную серию brika'i очень легко запомнить:

broda bridi-переменная 1

brode bridi-переменная 2

brodi bridi-переменная 3

brodo bridi-переменная 4

brodu bridi-переменная 5

cei определяет переменную bridi (не brika'i и не в BRODA)

Первая пятёрка – это пять примеров одного и того же слова. Они могут использоваться как быстрые обозначения целых bridi. После произнесения bridi добавление cei broda определяет произнесённое bridi как broda, и затем broda может быть использовано в качестве brika'i для данного bridi в продолжении разговора.

Пока не ушли далеко вперёд, надо сказать, что существует аналогичная серия местоимений, которая, возможно, не относится к этому уроку, но, так или иначе, она довольна полезна:

ko'a sumti-переменная 1

ko'e sumti-переменная 2

ko'i sumti-переменная 3

ko'o sumti-переменная 4

ko'u sumti-переменная 5

fo'a sumti-переменная 6

fo'e sumti-переменная 7

fo'i sumti-переменная 8

fo'o sumti-переменная 9

fo'u sumti-переменная 10

И, заодно, дополнение к этой серии, - cei-эквивалент:

goi - задаёт sumti-переменную

Они используются подобно brika'i-серии. Мы просто помещаем, к примеру, goi ko'u после sumti, и на эту sumti можно далее ссылаться как к ko'u.

Странно, но эти серии редко используются по назначению. Однако они используются в качестве произвольных сказуемых и sumti, - так, как показано в следующем примере:

«Итак, правда ли, что условия истинности ko'a ko'e broda na ku всегда такие же, как и na ku ko'a ko'e broda?» «Нет, это не так».

Волна 25 (логические связки)

"Если ты спросишь ложбаниста «Ты будешь кофе с молоком или с сахаром?», он ответит «Да»."

Шутки, подобные этой, иллюстрируют странную особенность такого типа вопросов в русском языке. Вопрос вроде бы и сформулирован как вопрос типа «правда или ложь? да или нет?», но на самом деле это не так. В ложбане мы не можем быть настолько непоследовательны, поэтому нам надо найти другой способ задать подобный вопрос. Если ты считаешь, что это довольно сложно – найти хороший и простой способ решения данной проблемы, то могу сказать, что в ложбане есть хорошее, но не упрощённое донельзя решение.

Чтобы объяснить его, давайте возьмём два отдельных bridi:

Bridi 1: «Мне нравится кофе с молоком» и

Bridi 2: «Мне нравится кофе с сахаром».

Оба этих bridi могут быть как истинными, так и ложными. Это даёт четыре комбинации, в которых bridi является (являются) истинными:

a) 1 и 2 b) 1, но не 2

c) 2, но не 1 d) ни 1, ни 2

Представим, что на самом деле я люблю кофе с молоком и мне всё равно, есть там сахар или нет. Поэтому мои предпочтения могут быть записаны следующим образом:

a) - истина, b) - истина, c) - ложь, d) - ложь, так как a) и b) для меня истинны, а c) и d) - нет. Можно предложить более компактный способ для описания моих кофейных предпочтений, например, ИИЛЛ, то есть «истина, истина, ложь, ложь», где И - истина, Л - ложь.

Естественно, что человек, предпочитающий чёрный несладкий кофе, выбрал бы кофе ЛЛЛП. Эта комбинация «истины» и «лжи» называется «функцией истинности», в этом случае применяемой для двух утверждений «Я люблю кофе с молоком» и «Я люблю кофе с сахаром».

Обратите внимание, что порядок утверждений имеет значение.

В ложбане мы оперируем четырьмя функциями истинности, которые считаются фундаментальными:

A: ИИИЛ (и/или)

O: ИЛЛИ (тогда и только тогда)

U: ИИЛЛ (независимо от того, да или нет)

E: ИЛЛЛ (и)

В этом примере перевод был бы примерно такой:

A: «Только не чёрный кофе».

O: «Мне либо и молоко, и сахар, либо ничего, пожалуйста».

U: «Молоко, и меня не волнует, - есть сахар или нет».

E: «Молоко и сахар, пожалуйста».

В ложбане слово для функции истинности помещается между двумя bridi, сказуемыми или sumti задаваемого вопроса. Это слово называется логической связкой. Словами для функций истинности между sumti (и только между sumti!) являются .a .o .u и .e. Как интересно… Например: «Я дружу с американцем и немцем» будет звучать так: lo merko .e lo dotco cu pendo mi.

Как бы ты сказал: «Я говорю с тобой и больше ни с кем»?

Ответ: mi tavla do .e no drata Обратите внимание, что действительно на самом деле утверждается, что то, что я говорю с тобой, - это истина.


Ещё одно: «Я люблю сыр независимо от того, люблю ли я кофе».

ckafi x1 - это кофе из источника/зёрен x2

Ответ: mi nelci lo'e cilra .u lo'e ckafi

Возможно, ты уже сосчитал, что всего может быть шестнадцать возможных функций истинности, и поэтому мы должны выучить ещё 12, чтобы знать их все. Ещё 8 можно получить путём отрицания либо первого предложения, либо второго.

Первое (левое) предложение отрицается путём добавления слова na, второе (правое) предложение отрицается путём добавления слова nai. Например, если .e представляет ИЛЛЛ, то .e nai должно значить «первое – истина, второе – ложь», то есть ЛИЛЛ. Точно так же na .a означает «это не так: 1 это истина, а 2 – это ложь», то есть ИИЛИ. Выполнение преобразования такого типа в уме в реальном времени очень и очень трудно, поэтому, возможно, сначала надо сосредоточиться на изучении того, как в целом работают логические связки, а уже затем принять их своим сердцем.

Четыре функции не могут быть получены таким путём, это ИИИИ, ИЛИЛ, ЛИЛИ и ЛЛЛЛ. Первая и последняя в принципе не могут быть реализованы при помощи логических связок, но они в любом случае бесполезны.

Использование гипотетической логической связки в предложении «Я люблю молоко ЛЛЛЛ сахар в моём кофе» равносильно тому, что ты скажешь «Я не люблю кофе», только более изощрённо. Две оставшихся функции, ИЛИЛ и ЛИЛИ, могут быть получены добавлением слева слова .u и давно нам знакомого se, которое просто меняет местами два утверждения. se .u, например, это «В, независимо от того, существует А или нет», то есть ИЛИЛ.

Окончательный список всех логических связок приведён ниже.

ИИИИ: не может быть сконструирована

ИИИЛ: .a

ИИЛИ: .a nai

ИИЛЛ: .u ИЛИ .u nai

ИЛИИ: na .a

ИЛИЛ: se .u

ИЛЛИ: .o ИЛИ na .o nai

ИЛЛЛ: .e

ЛИИИ: na .a nai

ЛИИЛ: na .o ИЛИ .o nai

ЛИЛИ: se .u nai

ЛИЛЛ: .e nai

ЛЛИИ: na .u ИЛИ na .u nai

ЛЛИЛ: na .e

ЛЛЛИ: na .e nai

ЛЛЛЛ: не может быть сконструирована

Предложение с логической связкой, например, mi nelci lo'e cirla .e nai lo'e ckafi эквивалентно двум bridi, которые связаны между собой точно такой же логической связкой: mi nelci lo'e cirla .i {E NAI} mi nelci lo'e ckafi. Это и есть определение функции логических связок. А теперь выясним, как применять логические связки ко всему bridi.

Если поместить «j» перед основным словом логической связки, то оно будет преобразовывать два сказуемых. Так, например, mi ninmu na jo nanmu значит «Я мужчина или женщина, но не и то, и другое сразу».

ninmu x1 является женщиной

Это так называемая "связка внутри tanru", она свободно связывает сказуемые вместе, даже если они образуют tanru: lo dotco ja merko prenu значит «немец или американец», и имеет внутреннюю структуру lo (dotco ja merko) prenu. Эта связь чуть более сильная, чем обычное группирование tanru (но тем не менее слабее, чем специфические группирующие слова), и, таким образом, lo dotco ja merko ninmu ja nanmu имеет внутреннюю структуру lo (dotco ja merko) (ninmu ja nanmu). Логические связки сказуемых также можно присоединять к .i для того, чтобы соединять два предложения вместе: la .kim. cu cmene mi .i ju mi nanmu «Меня зовут Ким вне зависимости от того, мужчина ли я».

Комбинация .i je констатирует, что оба предложения являются истинными, так же, как если бы предположить полное отсутствие всякой логической связки.

Ну и (знаю, знаю, трудноватый будет вопрос): используя логические связки, как бы ты перевёл «Если тебя зовут Боб, значит, ты – мужчина».?

Ответ: zo .bab. cu cmene do .i na ja do nanmu то есть буквально «Или тебя не зовут Боб, и ты мужчина, или тебя не зовут Боб, и ты не мужчина, или тебя зовут Боб, и ты мужчина. Но ты не можешь носить имя Боб и не быть мужчиной». Фактически не допускается только следующая комбинация: «Тебя зовут Боб, но ты не мужчина». Это должно означать, что если то, что тебя зовут Бобом, - правда, то ты должен быть мужчиной.

Если мы попробуем перевести описание очень трагичного события «я плакал и отдал мою собаку», то мы столкнёмся с проблемой.

Попытка сказать предложение с «je» между двумя сказуемыми «отдать» и «плакать» согласно определению логических связок, будет означать то же самое, но (кто бы мог подумать? :) ) будет фактически означать «я плакал собакой и отдал мою собаку». Непонятно, как это можно плакать собакой (можно, к примеру, плакать слезами и даже кровью, но плакать собакой…). Однако мы можем обойти эту проблему при помощи хвостовых логических связок в bridi. Вот что они делают: все предшествующие предлоги и sumti присоединяются к обоим сказуемым, связанным при помощи хвостовой логической связки в bridi, но любая следующая sumti или предлог относится только к последнему сказуемому: образно говоря, bridi имеет одну голову, но два хвоста.

Форма хвостовой логической связки в bridi - gi'V, где V – это гласная функции истинности.

Как бы ты корректно перевёл вышеупомянутое предложение на ложбан?

Ответ: mi pu klaku gi'e dunda le mi gerku

А что означает ro remna cu palci gi'o zukte lo palci ?

palci x1 - это зло согласно стандарту x2

Ответ: «Люди злые, если и только если они делают зло».

Кроме того, есть группа "связок предваряющей мысли, которые работают везде, кроме как в tanru". Они образуются с помощью добавления приставки "g" к началу гласной, имеющей значение функции истинности. «Предваряющая мысль» в данном контексте означает, что они должны стоять перед тем, что они связывают, а, следовательно, используя их, сначала нужно подумать о грамматической структуре предложения прежде, чем произнести такую связку.

"Везде, кроме как в tanru" означает, что эта логическая связка может связывать sumti, bridi, сказуемые и хвосты bridi, но не два сказуемых одного tanru. Давайте я покажу тебе, как работают такие связки, переписав вышеприведённый пример:

go lo remna cu palci gi lo remna cu zukte lo palci

Первая логическая связка в подобных конструкциях – та, что имеет в себе гласную, которая сигнализирует о том, что используется функция истинности. Вторая логическая связка – это всегда gi, и, подобно .i, она не имеет отношения к функции истинности. Она просто служит для показа границы между двумя условиями, которые мы связываем. Если же ты хочешь применить отрицание к первому или второму предложению, то к первой (для первого предложения) или ко второй (для второго) логической связке прибавляется суффикс nai.

При условии, что к конструкциям мы надлежащим образом поставим в конце слова-завершители, мы получим удивительную гибкость, как в примерах ниже:

mi go klama gi cadzu vau le mi zdani «Я двигаюсь (только и только если шагаю) домой», то есть «Я двигаюсь домой, только если шагаю».

Обратим внимание, что vau в этой конструкции необходимо для того, чтобы le mi zdani относилось в равной степени и к cadzu, и к klama.

se gu do gi nai mi bajra le do ckule «Вне зависимости от того, ты (побежишь) или ты не (побежишь), (но всё равно) я не побегу в твою школу», то есть «Я не побегу в твою школу, независимо от того, побежишь ли ты туда сам или не побежишь».

Эквивалентом gV для использования внутри tanru является gu'V. Связки группы gu'V работают точно так же, за исключением того, что gu'V работают исключительно внутри tanru и привязывают сказуемые к gi сильнее, чем обычная группировка tanru, но слабее, чем явное связывание sumti:

la xanz.krt. cu gu'e merko gi dotco nanmu эквивалентно la xanz.krt. cu merko je dotco nanmu

Итак, мы разобрали всё это только для того, чтобы получить необходимые знания, чтобы задать вопрос: «Какой ты будешь кофе – с молоком или с сахаром?» на ложбане. Просто поместим вопросительную логическую связку вместо другой логической связки, и, подобно ma, при ответе она будет заполнена собеседником. К сожалению, эти вопросительные логические связки не всегда совпадают с морфологической структурой замещаемых ими логических связок:

ji вопросительная форма логической связки: запрашивает логическую связку sumti (A)

je'i вопросительная форма логической связки: запрашивает логическую связку сказуемого внутри tanru (JA)

gi'i вопросительная форма логической связки: запрашивает логическую связку хвоста bridi (GIhA)

ge'i вопросительная форма логической связки: запрашивает логическую связку по типу предваряющей мысли для любых вариантов, кроме как внутри tanru (GA)

gu'i вопросительная форма логической связки: запрашивает логическую связку по типу предваряющей мысли только использования внутри tanru (GUhA)

Итак… как бы ты спросил, с чем человек хочет кофе – с молоком или с сахаром?

ladru x1 является молоком/содержит молоко из источника x2

sakta x1 является сахаром/содержит сахар из источника x2 состава x3

Возможный ответ: sakta je'i ladru le do ckafi хотя мне кажется, что что-то более русское и менее элегантное звучало бы как: do djica lenu lo sakta ji lo ladru cu nenri le do ckafi

Волна 26 (нелогические связки)

Слово «логическая» в словосочетании «логическая связка» намекает на связь логической связки с функцией истинности. Не все используемые связки могут быть определены при помощи функции истинности, и поэтому есть и другие связки, не-логические.

Значение логической связки определяется так же, как значение двух различных bridi, связанных с помощью этой логической связки. Например, mi nitcu do .a la .djan. эквивалентно mi nitcu do .i ja mi nitcu la .djan.. Это определение полезно помнить, потому что иногда sumti не может быть прикреплено к логической связке без изменения смысла. Рассмотрим предложение «Джек и Джо написали эту пьесу». Попробуем перевести: ti draci fi la .djak. e la .djous.

draci x1 — пьеса/постановка/драма о x2 (сюжет/тема) драматурга x3 для аудитории x4 с актерами x5

Перевод неточен! Проблема с ним в том, что фактически это перевод другого предложения - ti draci la .djak. ije ti draci la .djous.. Ни Джек, ни Джо не делали этого (по отдельности), они сделали это вместе. Мы хотим здесь выразить, конечно, массив, каким-то образом соединить Джека и Джо в один массив. Такая операция имеет мало общего с функцией истинности, поэтому нам нужно использовать не-логическую связку, которая относится к selma'o JOI. Мы ещё вернёмся вскоре к этой проблеме Джека и Джо, но сперва посмотрим какие cmavo входят в этот selma'o:

Четыре известных JOI - это:

ложбанская связка:

се

ce'o

joi

jo'u

Присоединяет sumti и формирует:

множество

последовательность

массив

группу отдельных объектов

Функции этих слов просты: lo'i remna jo'u lo'i gerku рассматривает одновременно и группу людей, и группу собак распределённо (как отдельные объекты). Вспомните двадцать вторую волну (мерила), в которой говорилось о том, что «распределённость» означает следующее: что является истинным для группы, также является истинным и для каждого из объектов отдельности.

Точно так же loi ro gismu ce'o loi ro lujvo ce'o loi ro fu'ivla - это последовательность, состоящая из массива всех gismu, за которым следует массив всех lujvo, за которым, в свою очередь, следует массив всех fu'ivla.

Как и в случае со всеми JOI, которые имеют свой внутренний порядок, перед ce'o может поставить se, чтобы обратить порядок: «A ce'o B» это то же самое, что и «B se ce'o A».

Итак, как ты теперь корректно переведёшь «Джек и Джо написали эту пьесу»?

Ответ: ti draci fi la .djak. joi la .djous.

cmavo группы JOI очень гибкие: они могут выступать и как связки sumti, и как связки внутри tanru, поэтому их можно использовать для связывания sumti, сказуемых и bridi. Такая гибкость означает, что нужно быть внимательным, чтобы применять завершители корректно при употреблении JOI.

И сразу вопрос. Что не так с bridi lo dotco jo'u mi cu klama la dotco gugde?

Ответ: jo'u стоит после сказуемого, поэтому после него ожидается другое сказуемое, к которому jo'u может присоединиться, однако, такого сказуемого нет. Но если перед связкой поставить ku, то это было бы грамматически правильно, тогда jo'u соединил бы два sumti: lo dotco ku и mi.

Если используются несколько JOI, то можно использовать bo и/или ke для отмены обычного левого группирования: mi joi do ce'o la .djak. joi bo la .djous. cu pu'o ci'erkei damba lei xunre значит «Сначала я и ты, а потом Джек и Джо собираемся играть против красных».

Сравните с mi joi do ce'o la .djak. joi la .djous. cu pu'o ci'erkei damba lei xunre – «Сперва я и ты, затем Джек будет вместе с Джо играть против красных».

Когда несколько bridi соединяются с помощью JOI, мы можем делать некоторые интересные заключения о связи между этими bridi: la .djak. cu morsi ri'a lo nu ri dzusoi .i joi le jemja'a po ri cu bebna значит «Джек мёртв, потому что он был пехотинцем, и его генерал был идиотом», причём подразумевается, что эти два соединённые вместе bridi оба были физической причиной его смерти: находись он в бронированной машине или имей грамотного командира, он бы выжил.

dzusoi x1 является пехотинцем армии x2

jemja'a x1 является генералом армии x2 с функцией x3

bebna x1 является дураком/идиотом в свойстве/аспекте x2

Не-логические связки могут также выражать отрицание вместе с nai, показывая, что в таком случае применима какая-то другая связка: lo djacu ce'o nai .e'o lo ladru cu cavyfle fi le mi tcati – «Не наливай, пожалуйста, воду, а потом молоко в мой чай». Эта фраза, конечно, ничего не говорит о том, какая же связка на самом деле является подходящей – можно предположить, что это se ce'o (сперва молоко, а затем вода), но потом мы можем точно так же узнать, что правильным должно было быть .e nai (только вода, вообще без молока).

cavyfle x1, состоящий из x2, течёт в x3 из x4

Точно так же, как логическая связка может быть отрицанием не-логической, ответы на вопросы типа ji или je'i могут быть либо логическими, либо не-логическими:

A: ladru je'i sakta le do ckafi

B: se ce'o

«Тебе молоко или сахар в кофе?»

«Сначала последнее, затем первое».

В этом случае ce не имеет смысла вообще, так как множества не могут содержаться в кофе, а joi (смешанные вместе) будет означать то же самое, что и jo'u (и то, и другое по отдельности), если только собеседник не предпочитает оставлять сахар неразмешанным в своём кофе.

Пятая представленная здесь JOI-связка немного странная:

fa'u не-логическая связка: несмешивающая упорядоченная распределённая ассоциация (A и B, соответственно).

В случае, если внутри одной bridi (или нескольких bridi, соединённых связками) находится только одно fa'u, fa'u могут считаться идентичными jo'u. Однако, в случае, если несколько fa'u используются внутри одного bridi, каждая из конструкций перед fa'u применяется к каждой другой, и каждая из конструкций после fa'u применяется к каждой другой. Давайте рассмотрим пример:

mi fa'u do rusko fa'u kadno – «Ты и я из России и Канады», причём подразумевается, что mi связано с rusko, а do связано с kadno, и не говорится ничего о любой другой комбинации. Конечно, в данном примере проще было бы сказать mi rusko .i do kadno.

И последние три JOI-связки соединяют два множества, давая на выходе новые множества:

jo'e - объединение A и B

ku'a - пересечение A и B

pi'u - произведение A и B

Они, вероятно, найдут мало применений для обычного ложбаниста, но для полноты рассказа мы приводим их здесь.

Первая из них, jo'e, даёт новое множество из двух множеств. Это новое множество содержит только тех членов, которые есть в исходных множествах.

Множество, созданное при помощи ku'a, содержит всех членов и множества А, и множества B. Если один и тот же член содержится в обоих множествах, он учитывается только один раз.

pi'u немного более сложное. Множество "A pi'u B" содержит все возможные комбинации «a ce'o b», где a является членом множества A, а b является членом множества B. Таким образом, оно представляет из себя множество последовательностей членов. Если, например, множество A содержит в себе p и q, а множество B содержит f и g, то A pi'u B будет представлять из себя множество, состоящее из четырех членов: p ce'o f, p ce'o g, q ce'o f и q ce'o g.

Следующие волны представляют из себя изложение углублённых аспектов грамматики ложбана - частей, которые тебе вряд ли понадобятся в обычном разговоре. Я прошу не начинать чтение эти уроков до тех пор, пока ты не будешь чувствовать себя настолько уверенно с информацией, изложенной в предыдущих волнах, что сможешь хотя бы переписываться с другими на ложбане.

Волна 27 (ложбанская логика: da, bu'a, zo'u и элементы)

Эта и следующие волны описывают углублённые аспекты ложбана. Ложбан, начиная с этой волны, редко используется в обычных контекстах, но применяется довольно часто, когда мы начинаем говорить о связи языка и логики. Эти аспекты ложбана большей частью экспериментальны, являются новыми или имеющими интересную внутреннюю структуру, так что будь готов к значительным изменениям в определениях слов, устаревшим определениям, несогласию со стороны части сообщества и непониманию даже с моей стороны. Заранее прошу прощения за это.

Название темы этой волны нуждается в некотором объяснении: эта волна на самом деле не о том, как выражать логические конструкции в ложбане, так как, во-первых, логика, скорее всего, одна и та же во всех языках, а во-вторых, на самом деле преподавание предмета логики было бы совершенно нецелесообразно в одном единственном уроке. Скорее, эта волна объяснит некоторые конструкции, которые напоминают конструкции, используемые специалистами в области логики. Оказывается, они с большим успехом могут применяться в ложбане.

Подробный разбор скрытых моментов этих логических конструкций для многих может оказаться головоломкой, и всегда будут некоторые разногласия по поводу крайних элементов этой части языка.

Для понимания этих логических конструкций сначала нам потребуется немного узнать о конструкциях, которые сами по себе не являются логическими. Давайте начнём с zo'u

zo'u отделяет предварённую форму от bridi

Всё, что стоит перед zo'u, представляет из себя предварённую форму, то, что после zo'u - это bridi. Говоря проще, предварённая форма – это то место в передней части bridi, где ты расположил кучу элементов. Элемент – это термин из логики, который применим к некоторым видам ложбанских конструкций: sumti, предлог с или без прикреплённой к нему sumti, na ku, а также "множества элементов", которые из-за их фактической ненужности я не буду включать в эти волны. "Предварённая форма" не является частью bridi, но любые элементы, размещённые внутри неё, дают нам информацию о bridi. Можно, например, использовать её, чтобы обозначить тему (топик) предложения, как показано ниже:

lo pampe'o je nai speni zo'u mi na zanru – «что касается любовников, которые не являются супругами: я не одобряю (их)».

Преимущества такого вида структурирования предложений в данном случае сомнительны, но ведь всегда хорошо иметь в наличии несколько вариантов, чтобы с ними можно было играть. Кстати, в японском и китайском языках такие конструкции очень распространены, при этом саму bridi в таких случаях языковеды называют ремой (а предварённую форму - темой). Так что для них такая конструкция может показаться более понятной.

pampe'o x1 является любовником x2

zanru x1 одобряет x2 (план, событие или действие)

Конечно, отношения между элементами в предварённой форме и bridi носят неопределённый характер. Можно представить себе любые sumti внутри предварённой формы, несущие то же отношение к bridi, как если бы они были размещены в bridi после предлога do'e, а любые предлоги уже внутри предварённой формы имеют точно такой же эффект, как если бы они были размещены внутри bridi. Вполне возможно размещать элементы в предварённой форме без ясного указания на то, каким образом эти элементы могут соотноситься с bridi:

le vi gerku zo'u mi to'e nelci lo cidjrpitsa – «что касается этой собаки: я не люблю пиццу».

Это заставляет нас гадать о причине упоминания собаки.

cidjrpitsa x1 пицца с добавлением/ингредиентами x2

Если предварённая форма содержит na ku, то значение довольно простое: всё bridi отрицается так, как если бы само bridi начиналось с na ku.

А как долго длится действие предварённой формы? Оно длится до тех пор, пока следующее за ним bridi не заканчивается. Если это не желательно, то существуют два способа сделать действие предварённой формы относящимся к нескольким bridi: один способ – это разместить какую-нибудь связку после .i , отделяющего bridi, а другой способ – это просто включить весь текст в скобки tu'e … tu'u. Эти скобки фактически склеивают все bridi вместе и делают так, что все виды конструкций распространяются сразу на несколько bridi.

Теперь, когда мы рассмотрели zo'u, первые «логические» слова, которые мы можем использовать с ним, таковы:

da логическая количественное местоимение, относящееся к тому, что существует: существует что-то 1

de логическая количественное местоимение, относящееся к тому, что существует: существует что-то 2

di логическая количественное местоимение, относящееся к тому, что существует: существует что-то 3

Эти слова означают то же самое, что и математические переменные x, y и z. Однако, как только мы даём им значение, они постоянно продолжают на него ссылаться. Эти слова определяются в предварённой форме bridi, что означает, что как только предварённая форма прекращает своё действие, определения этих трёх слов также отменяются.

Слова da, de и di могут ссылаться на практически любую sumti, что делает их не очень ценными, если только они не ограничены чем-нибудь. Самый распространённый способ их ограничения - это дать им значения: они называются "логическими количественными местоимениями, относящимися к тому, что существует" не просто так. Они представляют из себя местоимения, они по большей части используются при определении количества и они относятся к чему-то, что существует. Например:

Заявление pa da zo'u da gerku имеет pa da в предварённой форме, что значит «Что касается одной существующей вещи», а затем da, теперь уже имеющая значение, используется в bridi в виде da gerku. В переводе на русский это значит «Существует одна вещь, которая является собакой». Очевидно, что это ложь, потому что в мире собак примерно 400,000,000. Если da и её сёстры не определены, по умолчанию их число - su'o. Таким образом, da zo'u da gerku значит «существует по крайней мере одна вещь, которая является собакой», что является истиной.

Обратите внимание, что любой подсчёт должен быть более или менее точным, чтобы быть истиной: конечно, одна собака существует, но в ложбане pa da zo'u da gerku значит не только то, что существует одна собака, но также и то, что других собак, кроме неё, больше нет.

Существует несколько определённых правил для этих местоимений,относящихся к существующим вещам:

- если перед da используется мерило ro, значит, это da относится ко «всему, что существует».

- важно, что использование местоимения, относящихся к существующим вещам, заявляет только то, что вещь существует в области истинности, где она используется. Таким образом, предложение so'e verba cu krici lo du'u su'o da crida не утверждает da crida, так как "область истинности" последнего внутри du'u-абстракции. В целом, абстракции содержат свои области истинности, так что использование da и его друзей внутри абстракции обычно безопасно.

- если одна и та же переменная определена несколько раз, то первое данное ей определение распространяется на все любые последующие определения этой переменной, которые могут относиться только к вещам, которые относятся и к первому определению этой переменной, а любое более позднее упоминание этой переменной, которое не будет иметь определений, уже автоматически получит определение, данное ей в первый раз.

Например: ci da zo'u re da barda .ije da pelxu значит «существуют три вещи, такие, что две из них большие, а все они жёлтые». re da, стоящее после ci da, может относиться только к двум из уже заявленных трёх вещей. Если же da появляется без мерила, то подразумевается ci.

- при наличии нескольких элементов в предварённой форме, эти элементы всегда читаются слева направо. Иногда это важно: ro da de zo'u da prami de значит «что касается всех существующих Х, в отношении по крайней мере одного Y: X любит Y». Это всё равно что сказать «все любят по крайней мере что-то одно», где этим «одним» может быть и сам любящий.

Отметим здесь, что de может ссылаться на разные вещи для каждого da, то есть вещь, на которую ссылается de, зависит от da, так как da стоит перед de в предварённой форме. И поэтому каждая вещь может любить что-то другое, отличное от того, что любит другая такая вещь. Если мы поменяем местами da и de в предварённой форме, получится другой результат: de ro da zo'u da prami de = «что касается по крайней мере одного Y, всех Х касается следующее: X любит Y», что значит «существует по крайней мере одна вещь, которую любит каждый».

Конечно, честно говоря, оба эти заявления являются полностью ложными. Существует множество вещей, которые ничего не любят – камни или абстрактные понятия, например. Кроме того, невозможно представить себе что-нибудь любимое всеми, так как «все» также включает в себя и неживые предметы. Нам нужны более эффективные способы ограничить то, на что могут ссылаться эти переменные. Один хороший способ достичь этого – это сделать их подлежащим придаточного предложения:

ro di poi remna zo'u birka di = «что касается всех Х, которые являются людьми: Х имеет по крайней мере одну руку» или «все люди имеют руки», что является истиной, по крайней мере тогда, когда речь идёт о вневременном аспекте.

birka x1 рука x2 (кого)

При ограничении заявлений путём использования этого вида логических «переменных существующего» важно помнить, что если отсутствует явное «нет» как мерило, то заявления такого вида всегда означают, что там на самом деле существует что-то, что может быть указано при помощи da. Таким образом, любое не-отрицающее заявление, в котором da обозначает нечто не существующее, является ложью, как в следующем примере: ro da poi pavyseljirna zo'u da se jirna – «все единороги имеют рога». Это ложь, потому что так как da относится к существующим объектам, это также означает, что должен существовать по крайней мере один единорог. А единороги - это мифические существа.

Интересно, что при использовании придаточных предложений переменная ограничивается вне зависимости от того, что мы используем - poi или noi. Это связано с тем, что re da noi gerku всё ещё может относиться только к двум вещам, которые являются людьми. Таким образом, noi, употреблённое вместе с da/de/di, имеет мало смысла. Любые такие конструкции предложения всегда ограниченные, за исключением очевидно глупых примеров, таких, как de noi gerku cu gerku.

На самом деле нам не нужна предварённая форма для определения переменных. Мы можем использовать их непосредственно как sumti в bridi и определять их там. Единственное, что нам нужно – это определить их там, где они появляются впервые. Таким образом, предложение о людях, имеющих руки, может быть преобразовано в birka ro di poi remna. Порядок переменных по-прежнему имеет значение, поэтому предварённая форма может быть использована для того, чтобы не запутать нашу bridi и расставить переменные в правильном порядке. При наличии большого числа переменных предварённая форма довольна удобна.

Второй вид логических слов представляет собой по существу то же самое, что и da, de, di с той разницей, что эти представляют из себя brika'i вместо местоимений:

bu'a логическое количественное brika'i 1, относящееся к тому, что существует

bu'e логическое количественное brika'i 2, относящееся к тому, что существует

bu'i логическое количественное brika'i 3, относящееся к тому, что существует

Они работают примерно так же, как и предыдущие три, но есть несколько важных моментов, которые стоит отметить: так как элементы могут быть указаны только в предварённой форме, эти brika'i должны иметь мерило для того, чтобы превратиться в sumti.

Однако в предварённой форме такое мерило работает совсем не так, как мерила в обычном сказуемом: вместо того, чтобы определять количество вещей, которым соответствует х1 переменного сказуемого, такое мерило непосредственно определяет количество применяемых сказуемых. Опять же, по умолчанию мерилом является so'u. Таким образом, re bu'a zo'u вместо «что касается двух вещей, которые имеют отношение к Х:» означает на самом деле «что касается двух отношений X:».

Возможно, будет лучше увидеть, как работает bu'a на практике:

ro da bu'a la .bab. = «что касается всех Х, которые существуют, Х имеет по крайней мере одно отношение к Бобу», то есть «всё связано с Бобом, по крайней мере одним способом».

Снова обратите внимание на важность порядка: su'o bu'a ro da zo'u da bu'a la .bab. уже означает: «существует по крайней мере одно отношение, причём такое, что все существующие вещи находятся в этом самом отношении к Бобу». Первое утверждение истинно – для любой вещи можно действительно придумать такое сказуемое, которое касается любого парня по имени Боб и этой вещи. Но я не уверен, что истинно второе предложение – какое можно придумать сказуемое, чтобы оно касалось Боба с одной стороны и всего чего угодно с другой стороны?

Давайте рассмотрим пример, который даёт значения для сказуемых:

ci'i bu'e zo'u mi bu'e do – «что касается бесконечного количества связей: я состою во всех из них с тобой», то есть «существует бесконечное количество связей между мной и тобой».

Однако нельзя задать переменные для сказуемых в самом bridi. В таком случае оно будет действовать как sumti: mi ci'i bu'a do не является bridi. Есть ситуации, где это может оказаться проблематичным - 29-ая Волна научит нас тому, как преодолеть такую проблему.

Волна 28 (заметки об абстракциях)

Здесь необходимо повторить одно из последних заявлений и для этой волны: то, что здесь описывается не является "золотым стандартом" BPFK, но одной из интерпретаций грамматики. Я собрал волны из лучших и наиболее последовательных теорий ложбана, но обратим внимание, что с тем, что здесь преподаётся, не все ложбанисты могут быть согласны.

Хотя мы и проходили абстракции 22 урока тому назад, осталось еще несколько типов абстракций, с некоторыми из которых мы пока незнакомы, а остальные, возможно, не были достаточно полно объяснены.

Первый и самый основной абстрактор – это su'u, который мы уже знаем.

Ты наверняка помнишь из шестой волны, что su'u имеет структуру места с двумя местами sumti. Второе sumti-место su'u делает это слово универсальным, так как x2 может быть использовано для указания на то, как именно эта абстракция должна рассмотриваться.

Русская фраза «то, что я люблю тебя» безусловно представляет из себя sumti, так как она должна функционировать как подлежащее или как дополнение в предложении. Также ясно, что она получена из абстракции. Поэтому она может быть переведена как lo su’u mi do prami. Вне контекста, однако, трудно догадаться, какого типа абстракция имелась в виду. “Я умру от счастья к тому моменту, как я буду любить тебя.” рассматривает абстракцию как событие, происходящее во времени. “Истинно то, что я люблю тебя.” рассматривает абстракцию как bridi, которую можно рассматривать как истинную или ложную. "Ты даже не представляешь, насколько я люблю тебя" рассматривает эту (почти такую же) абстракцию как количество. Используя второе место sumti su'u, мы можем явно различить их между собой:

lo su'u mi do prami kei be lo fasnu – это событие.

lo su'u mi do prami kei be lo bridi – это bridi.

lo su'u mi do prami kei be lo klani – это количество.

При использовании su'u таким образом может быть охвачен диапазон всех абстракторов, хотя и не грамматически, а семантически (то есть по смыслу, значению слова). Однако, чаще используются другие абстракторы. nu, с которым мы уже тоже знакомы, рассматривает абстракцию, как событие.

nu x1 представляет из себя событие BRIDI.

Существует множество способов рассмотреть событие, поэтому есть ещё четыре других абстрактора, которые семантически все могут быть охвачены при помощи nu, но более конкретны.

mu'e x1 представляет собой точечное событие, происходящее с BRIDI

za'i x1 представляет собой состояние BRIDI, являющееся истинным

pu'u x1 представляет собой процесс BRIDI, разворачивающийся в этапах x2

zu'o x1 представляет собой деятельность BRIDI, состоящую из повторяющихся событий x2.

Понимание этих абстракторов тесно связано с пониманием контуров событий. mu'e сродни контуру события co'i в том смысле, что оба относятся к bridi как к точке во времени и в пространстве:

le mu'e mi kanro binxo cu se djica mi – «Мне хочется, чтобы я стал здоров» по смыслу означает, что сам процесс становления здоровья не рассматривается. Если он состоит из химиотерапии, то можно предположить, что такой процесс нежелателен вообще. «Стать здоровым» - это желаемое в точечном смысле.

za'i похож на контур события ca'o в том смысле, что le za'i BRIDI применяется, когда bridi начинается и резко заканчивается, когда bridi перестаёт быть истинным, как в случае с ca'o.

za'o za'i mi kanro binxo означает, что моё выздоровление занимает слишком много времени; что время между началом улучшения моего здоровья и окончательным выздоровлением было долгим и скучным.

Фактическое лечение, возможно, может быть лучше охвачено при помощи слова pu'u, которое, как контуры событий в целом, ставит акцент на всё событие, как разворачивающиеся во времени.

.ii ba zi co'a pu'u mi kanro binxo vau .oi выражает опасения, что сейчас начнётся болезненный процесс выздоровления. x2 заполняется последовательностью стадий, которые могут быть разграничены при помощи не-логической связки ce'o: ze'u pu'u mi kanro binxo kei le nu mi facki ce'o le nu mi jai tolsti ce'o mi renvi означает «нечто представляет собой длительный процесс моего выздоровления, состоящий из стадий A) я узнаю B) со мной что-то начинает происходить C) я терплю».

Наконец, zu'o представляет из себя абстракцию, состоящую из повторяющихся действий: предложение lo za'a zo'u darxi lo tanxe cu rinka lo ca mu'e porpi – «наблюдаемая активность по битью коробки вызывает её текущую поломанность» более точное, чем схожее предложение с использованием nu, так как zu'o делает явным то, что это было повторяющееся действие битья, не битьё само по себе, которое привело к поломке коробки.

x2 от zu'o - это либо одно событие, или воторяющаяся последовательность. Мы могли бы быть излишне точны в нашей речи и заявить, что причиной текущей поломанности коробки было lo zo'u darxi lo tanxe kei lonu lafti lo grana kei ku ce'o lonu muvgau lo grana lo tanxe kei ku ce'o ... и так далее.

Обратите внимание на разницу между mu'e bajra, za'i bajra, pu'u bajra, zu'o bajra и nu bajra. Точечное событие бега делает акцент только на том, что событие просто происходит, и больше ни на чём. Состояние бега начинается в то время, когда бегун начинает бежать и заканчивается, когда он останавливается. Процесс бега состоит из разбега, сохранения постоянной скорости и окончательного рывка. Сама деятельность состоит из циклов подъёма ноги, продвижения её вперёд, опускания её и повторения всего этого с другой ногой. Всё это охватывается событием бега, nu bajra.

Некоторые абстракции даже ещё более абстрактны, чем простые события (которые, в конце концов, происходят в границах пространства и времени). Одним из примеров является li'i, "абстракция опыта":

li'i абстракция опыта: x1 - это внутренний опыт/переживание x2(кого), излагаемый в данном BRIDI

В отличие от абстракций событий, эта исключительно психическая, умственная - про li'i-абстракцию нельзя сказать, что она может существовать вне разума кого-либо. li'i происходит от слова lifri и всегда является se lifri - опытом, переживанием.

А сейчас (несмотря на его схожесть с ni) настаёт хорошее время, чтобы рассмотреть слово jei - абстрактор истинности. Это самый редко используемый сбтрактор, и я включаю его здесь для полноты изложения.

jei абстрактор истинности: x1 является значением истинности BRIDI в эпистемологии x2

Значение jei-абстракции находится где-то между истиной и ложью и может быть представлена числом между 0 (ложь) и 1 (истина). Использование jei-абстракции в математике не рекомендуется, так как она на имеет свойств, обычно ассоциирующихся с числами - точно так же можно было бы представить значение истинности на спектре от красного к синему.

jei используется редко, и не только потому что абстракции истинности нужны нечасто, но и потому что многие ложбанисты используют другие механизмы, чтобы выразить нужное значение, например, слово kau, как будет объяснено в следующей волне.

mi di'i pensi lo jei mi merko - "Я часто думаю о том, американец я или нет" (сравни это с mi di'i pensi lo ni mi merko - "Я часто думаю, насколько я американец")

du'u x1 представляет из себя факт bridi, выраженный в предложении x2


Следующая абстракция одна из самых широко используемых из-за того, что она довольно часто оказывается полезной:

du'u: bridi абстракция: x1 - это bridi от BRIDI, как представлено в тексте x2

Согласно правилам грамматики, абстракции, такие как истина, ложь, факты, которых открывают или во что верят - это чистые bridi:

.ui sai zi facki le du'u zi citka lo cidjrpitsa – «Да! Я только что узнал, что пицца будет скоро съедена!».

То, что только что обнаружено, является истиной абстрактного bridi, так что du'u вполне уместно.

Если bridi существуют (или, по крайней мере, имеют какое-нибудь значение), они должны быть выражены в каким-то способом, будь то слова, мысли или записи. Термин «выражен» вводит в заблуждение в случае, если выражение происходит только в чьём-то уме, но, тем не менее, этот термин применяется.

Одно из применений x2 от du'u - при передаче непрямых цитат:

.ue do pu cusku ku'i lo se du'u do nelci lo ckafi - "О! Но ты сказал, что ты любишь кофе". Здесь выражаемое предложение - это текст, в котором содержится bridi.

Волна 29 (значения сложных абстракций)

Все типы абстракций, которые мы до сих пор видели, события и bridi, имеют заполненными все свои sumti-места, пусть даже и не всегда явно, но хотя бы с помощью zo'e. Как мы сейчас увидим, в следующих абстракциях ситуация будет иной. Давайте начнём с простейшей:


ni: абстракция количества: x1 - это количество BRIDI на шкале x2

И рассмотрим как её использовать:

mi zmadu do lo ni xekri - "Я чернее тебя."

ni-абстракция - это обычно какое-либо число, точное или приблизительное. Как показывает предыдущий пример, не всегда можно на практике что-либо измерить в конкретных единицах. В принципе, конечно, черноту можно измерить каким-либо оптическим прибором. Есть некоторое несогласие среди ложбанистов в том, правильно ли использовать ni, чтобы измерить то, что вообще-то неизмеряемо, как например:

le ni mi pendo do - "Насколько мы с тобой друзья"


Неверно использовать ni для того, чтобы определить количество объектов, которые соответствуют данному selbri - ni всегда описывает степень, в которой определённое sumti соответствует данному selbri. Таким образом: do mleca mi lo ni se panzi означает "Ты родитель в меньшей степени, чем я", а не "У тебя меньше детей, чем у меня".


Как раз с абстрактора ni очень удобно начать изложение такого важного слова как ce'u.

ce'u псевдо-мерило, связывающее переменную внутри абстракции, которое представляет собой открытое место.

Я догадываюсь, что это определение не очень тебе поможет, поэтому вот несколько примеров его использования:

do mleca mi lo ni ce'u panzi zo'e = "Ты меньше чем я в количестве: быть дитём кого-то" = "Ты меньше ребёнок, чем я" 
do mleca mi lo ni zo'e panzi ce'u = "Ты меньше, чем я в количестве: иметь ребёнка" = "Ты в меньшей степени родитель, чем я"

Другими словами, когда мы заполняем внутри абстракции sumti-место с помощью ce'u, то такое sumti-место становится "открытым" - не заполненным ничем, не заполненным даже словом zo'e. Это открытое место напоминает те самые иксы ("x") в обычном русском переводе ложбанских selbri: что-то должно быть заполнено с помощью sumti.

Кстати, высказывание ce'u panzi zo'e в первом примере на самом деле может относиться к двум различным bridi: mi panzi zo'e и do panzi zo'e. Так как эти два bridi различны, то zo'e не обязательно ссылается на один и тот же объект.

Таким образом, любая абстракция с ce'u внутри - это selbri, в котором ce'u-места можно заполнять. Так как ka и si'o выражают соответствие какому-либо selbri, и так как ce'u нужна для преобразования абстракции в selbri, то все ka и si'o-абстракции всегда содержат по крайней мере одну ce'u. ni-абстракция может содержать ce'u, но также может измерять абстракцию так, что все sumti-места будут заполнены, как в примере li du'e ni do nelci lo vanju.

В абстракциях, где присутствует ce'u, само слово ce'u можно опускать, при этом чаще всего считается, что это первое незаполненное место, которое содержит в себе ce'u. В определённых контекстах, однако, ce'u может располагаться в другом месте, как в примере mi zmadu do lo ni lo bruna cu jbocre, в котором опускаемая ce'u, вероятно, прячется в виде lo bruna be ce'u.


То, как места с ce'u внутри абстракции относятся к главному bridi, определяется самим selbri главного bridi. Что касается zmadu и mleca, то ce'u-места - это то, что измеряет selbri главного bridi. Отношение большей частью очевидно, но, как мы увидим позднее, есть один тип абстракции, в которой ce'u не связано с главным bridi простым способом.


Перед этим, однако, нам нужно понять слово ka - абстракцию, значение которой поменялось за последние годы. Опять-таки, я напомню, что такое определение не официальное, но скорее широко распространённое понимание. Давайте взглянем на официальное определение:

ka абстрактор свойства/качества (-ность); x1 - это качество/свойство, проявляемое BRIDI.

Согласно тому пониманию, которому я буду учить, это определение немного вводит в заблуждение. Вместо этого ka, скорее, нужно определить как:

ka абстрактор selbri: x1 - это selbri от BRIDI [в котором должна быть как минимум одна открытая переменная]

Очень похожая на ni-абстракцию, ka-абстракция - это selbri, и поэтому ей необходимо по крайней мере одно ce'u, обычно опускаемое. Разница только по значению, не в грамматике: ni концентрируется на том, насколько определённая sumti соответствует данному selbri, в то время как ka-абстракция - это сам selbri. Так же как и с ni, то, как ce'u-слова от ka относятся к главному bridi, определяется данным selbri от главного bridi.

Согласно данной интерпретации, ka-абстракции заполняют б`ольшую часть sumti-мест, в которых кто-то что-то делает или кто-то находится в каком-нибудь состоянии. Лучше рассмотреть это на примере:

mi kakne lo ka [ce'u] bajra fi lo mi birka - "Я могу бежать на своих руках".

Конечно, несколько ce'u могут быть применены внутри ka-абстракции. Что означает следующее предложение?

mi lo pampe'o cu simxu lo ka ce'u ce'u gletu

Ответ: Я и мой любовник занимаются сексом друг с другом"


Последняя из абстракций, которую мы рассмотрим, - это si'o. Подобно ka, её определение будет отличаться от официального. Этимологически si'o происходит от слова sidbo, "идея", и официальное определение si'o отражает это:

si'o: абстрактор идеи/концепции; x1 - это концепция x2 относительно BRIDI.

Согласно текущему использованию, которое я использую как стандарт, si'o-абстракция подобна ka-абстракции, но с двумя важными различиями.

Во-первых, si'o-абстракция имеет все sumti-места заполненными с помощью ce'u по умолчанию, поэтому si'o менее относится к специфической ситуации, а больше к обобщённой ситуации.

Во-вторых, не обязательно есть какая-либо связь между ce'u внутри si'o-абстракции и sumti от главного bridi, и поэтому главное selbri не определяет это отношение.

Чтобы более чётко объяснить различие между ka и si'o, давайте рассмотрим два следующих bridi:

mi nelci lo ka ce'u crino, где ce'u относится к sumti из внешнего bridi, а именно mi, таким образом означая: "Я люблю зелёное". И сравним это с

mi nelci lo si'o ce'u crino, где ce'u остаётся совершенно абстрактной, из-за чего bridi означает: "Я люблю зелень".


Перед тем как мы перейдём в следующую волну, рассмотрим одно слово, которое требует более тщательного объяснения: kau.

kau было введено в 20-ой Волне. Рассмотрим его подробнее. Если ты забыл, что оно значит, я советую тебе вернуться и прочитать ещё раз. В настоящее время я не могу сказать, что kau означает, когда оно находится в главном bridi. Я могу только объяснить, что оно делает внутри абстракции придаточного предложения.

bridi с абстракцией, содержащей kau, делает одновременно два заявления: обычное, выражаемое самим bridi, и второе - о том, что слово, к которому присоединено kau, имеет реальное, ненулевое значение.

Можно продемонстрировать это следующим образом: bridi mi pu viska lo nu ma kau cliva le salci (Я видел, КТО покинул вечеринку) делает два заявления. Во-первых, оно делает заявление, что ma относится к чему-то реальному. То есть bridi фактически заявляет, что da cliva le salci (X покинул вечеринку). Во-вторых, основное bridi делает заявление, что то, к чему относится ma увидели, или, на ложбане mi pu viska lo nu da cliva le salci (Я видел, как X покинул вечеринку).

Этот принцип не ограничивается абстрактором nu или вопросительным словом ma. Такой же принцип может быть распространён на любой другой абстрактор и любое другое вопросительное слово, как в следующем bridi:

la .bab. cu na'e birti lo du'u xu kau la .marias. cu pampe'o (Боб не уверен, есть ли у Марии любимый парень) во-первых заявляет, что применима xu, что означает что значение истинности может быть адекватно применено к bridi, а во-вторых, что Боб не уверен насчёт правильного значения истинности для этого bridi.

kau можно также применить и к невопросительному слову. Это в действительности не меняет значение слова. Может быть применён точно такой же принцип:

do ca'o djuno lo du'u la konstantin kau cu cinba la an = "Ты уже знаешь, что это был Константин, который поцеловал Аню." во-первых заявляет, что la konstantin cu cinba la an, а затем что do ca'o djuno lodu'u la konstantin cu cinba la an.

Волна 30 (несколько не настолько уж прикольных слов)

Да, это ещё одна волна, в которой мы сконцентрируемся на прикольных словах. На этот раз, однако, содержание волны выбрано не по распространённости в речи: в отличие от таких прикольных слов как jai и si, следующие слова редко используются в обычном разговоре. Некоторые из них, однако, важны для понимания будущих волн, и поэтому мы их здесь пройдём перед тем, как позже они найдут своё применение.


Давайте начнём со слова xi; оно довольно простое.

xi: индекс. Преобразует любую следующую за ним числовую строку в индекс (подстрочную строку), который имеет грамматику междометий (т.е. его можно размещать практически где угодно).

Есть несколько официально предлагаемых применений слова xi, но фактически из-за того, что конструкция xi+число имеет грамматику междометий, возможные применения xi поистине безграничны. В целом, оно используется для ссылок на любые слова, переменные или грамматические конструкции. Давайте разберём несколько примеров.

la tom cu cusku zo coi .i ba bo la .timur. cu cusku lu .ui coi la tom coi la kiril li'u .i ba bo la kiril cu spuda fi lu coi ty. xi pa .e ty. xi re do'u zo'o li'u - "Том сказал "Привет", затем Тимур сказал "Эй, Том, эй, Кирилл :)", затем Кирилл ответил "Привет T1 и T2 :P""

Так как, согласно правилам, ty. относится к последнему употреблённому sumti, которое начиналось с буквы T, то ty само по себе, будучи сказанным Кириллом, относилось бы к Тому. Две разных ty. можно различить, подписывая их индексом с помощью xi.

Иногда встречается ситуация, когда существующих слов серий da или bu'a не хватает. В таком случае их можно также подписывать числовым индексом, делая число таких возможных переменных неограниченным. Обратим внимание, что неподписанная переменная не эквивалентна подписанной. То есть ty не будет всегда равна ty xi pa или ty xi no или чему-то подобному. Я думаю, подобные ситуации с их подписыванием довольно редки, потому что сложно удержать в голове предложение с более, чем тремя словами серий da или bu'a или с более, чем десятью словами серии ko'a.


Далее, у нас есть слово ki. Я ни разу не встречал его за всё время моего общения в IRC-чате. Возможно, просто потому, что не так часто возникает в нём необходимость.

ki "липкий временной интервал". Устанавливает/использует интервал по умолчанию; устанавливает новую систему отсчёта пространства/времени/модальностей с открытой областью охвата.

Любой ряд слов, обозначающих интервалы, можно снабдить суффиксом ki, чтобы эти интервалы автоматически применились ко всем последующим bridi. Когда, к примеру, мы рассказываем историю, это слово можно применять для того, чтобы сделать явным то, что время по умолчанию - время, которое нужно представить себе, если отсутствуют слова-указатели времени - это время, в котором разворачивается история. Однако обычно в этом нет необходимости; когда сказка начинается словами pu zu vu ku, слушатели могут догадаться, что вся история произошла давным-давно и далеко. Давайте разберём пример:

pu zu vu ki ku zasti fa lo pukclite je cmalu nixli goi ko’a .i ro da poi [pu zu vu] viska ko’a cu nelci ko’a - "Однажды давным-давно жила-была милая маленькая девочка. Всем, кто её видел, она нравилась". ki позволяет нам опустить три временных интервала во втором bridi и во всех следующих bridi.

Таким образом, если несколько временных интервалов мы сделали липкими с помощью ki, как же мы можем "отклеить" их, отменить их значения? Мы просто используем слово ki само по себе, и все липкие времена отклеиваются.

Наконец, если одновременно нужно использовать несколько разных наборов временных интервалов, то можно сделать липкими и различать их между собой, если их подписывать с помощью ki. Неподписанное ki само по себе делает все липкие интервалы недействительными, то есть можно не беспокоиться о том, чтобы отлеплять каждый набор интервалов по отдельности.


Сменим тему. Есть группа предлогов, которые довольно часто используются. Давайте взглянем на их официальные определения.

ca'a: модальный аспект: действительность/происходящее в настоящее время событие. bridi случилось/происходит/случится во время обстоятельств действия {sumti}

ka'e: модальный аспект: свойственно/врождённо/природно способное на; возможно, нереализованное. bridi возможно при обстоятельствах {sumti}

Вначале противопоставим ca'a и ka'e. ka'e означает, что bridi "возможно, если событие SUMTI случилось/происходит/случится". А ca'a означает, что bridi фактически "случилось/происходит/случится если случилось/происходит/случится событие SUMTI".

Подобно всем предлогам, их соответствующие sumti можно опускать, если предлог помещается перед сказуемым:

le vi sovda ka'e fulta .i ja'o bo ri fusra - "Это яйцо плавает (всплывает). Поэтому оно тухлое".

При добавлении ka'e это предложение совсем не заявляет, что яйцо плавает, но что оно может плавать.


pu'i: модальный аспект: может и проявляет себя; продемонстрированный потенциал. Bridi может случиться, а может и не случиться, но фактически оно произошло/происходит/произойдёт в условиях {sumti}

nu'o: модальный аспект: может, но пока не показало себя/не проявило себя; нереализованный потенциал. Bridi возможно, но не случилось/не происходит/не произойдёт в условиях {sumti}


nu'o просто является сокращением от ka'e je na ku ca'a, а pu'i означает ca'a je ka'e na ku.

Эти 4 слова относятся к тому же классу, что и BAI.


Во многих определениях ka'e подразумевается. Это позволяет избегать надоедающих философских вопросов по поводу языка. Так, selbri вроде бы применима, если только оно описывается всеми имеющимися я него sumti-местами. Но для некоторых selbri, таких как, к примеру, kabri это проблема.

kabri x1 - это чашка, содержащая x2 из материала x3

То есть, если мы выливаем содержимое чашки, имевшаяся x2 больше не применима, и она прекращает быть lo kabri, чашкой! Однако, подразумеваемое ka'e (либо, возможно, даже nu'o) позволяет нам избежать такой проблемы.

Конец

Извините, но на данный момент в этой серии больше уроков нет. Возможно, в будущем будут добавлены новые волны.

Ссылки

Также доступны английская, японская, and французская версии этого текста.